jacklinka: (holmes)
Кто сказал, что в Израиле нет своих болот?  Бедный, несчастный, пустынный Израиль, где с мая по октябрь не выпадает ни капли воды. Ну, почти. Ха-ха, сказала ноосфера. Вот ты живешь в этом кибуце сколько? Двенадцать лет? А ты знаешь, что совершенно рядом с тобой имеется распрекрасное болото?
Честно, я не знала. Я, сталкер, исследующий окружающую среду и все ее заколулки - не знала. Велкам, в каких-то сорока минутах пешей ходьбы - абсолютно неизвестное широкой общественности место, не национальный парк какой-нибудь, а так, просто_болота. На самом деле, здесь раньше были рыбные хозяйства, а потом их перенесли в более технологические водоемы.
Вот такая вода. Оглушительно квакает многоголосый хор лягушек, даже не один, а несколько хоров. Лягушачью оперу дают.
С воды поднимаются птички: как обычные чибисы, утки, магелланы и цапли, так и монстры с размахом крыльев в пару метров.
DSCN2870

Read more... )
jacklinka: (me2)
Приключения в командировке в городе П... )

И, для достоверности, сам город. Гусары, молчать!
Фотографии настоящие, мои. Офигительно заваленные, но зато какая атмосфэра!
Темной ночью в темном городе П.... )
jacklinka: (drwho)
В пятницу, загрузивши Дитя Тардиса армейскими детьми, покатили в соседний город покупать Виктории новый мобильник. Мы-то сами деревенские, за любым корытом в город надо.
Выкатились поздно, сайт магазина бодро сообщал, что до закрытия еще почти час - должны успеть! Адрес я запомнила, на знаменитом многополосном кружке напра-во, чуток прокатиться, - и оно!
Магазин знакомый, я сто тысяч парсеков назад там свою потерянную нынче Нокию покупала. Эта телефониха, как холодильник "Урал", была вечной, и выглядела вечно юной старушкой. Только однажды пришлось срочно прооперировать батарейку - и снова танцевать.
Направо от кружка находился пустырь. Мы миновали этот пустырь, затем бодро пронеслись еще пару светофоров, поняли, что изрядно перескочили адрес и вернулись обратно.
Магазина не было. Более того, и дома с нужным номером не было тоже. Вместо знакомой вывески вглубь пустыря шла аллея из сорокалетних эвкалиптов и где-то за ними пряталась одноэтажная школа.
Мы сделали еще пару кругов - магазин никак не появлялся. Заглянули на пару соседних улиц - нет, никаких признаков известного на всю Хадеру магазина электроники.
- Я позвоню в справочную их сети, - заявила Вика.
Справочная не отвечала. Длинные гудки, потом автоответчик.
- Мам, посмотри, магазин сегодня до часу, а уже полвторого! - заметила дочь.
- А после закрытия магазин исчезает из реальности? - огрызнулась я.
- Разумеется, когда кончаются часы работы в этом измерении, он переезжает в соседнее! - бойко подхватил Амит.
- И там продолжает работать, как ни в чем не бывало, - завершила я мысль.
Я могла бы поклясться, что своими глазами видела на сайте: в пятницу часы работы - до двух.
И эти два, пока нас носило, превратились в час.
И на месте тех, кто продает "связаться за тридевять земель" и "глянуть, что творится в ноосфере" вырос старый пыльный пустырь с толстыми облезлыми эвкалиптами.
И Нокия моя, если подумать, тоже внезапно - как под землю провалилась! Все прочесали - подкровати, подшкафы, подкучибумажек - нет как нет.
Домой, видать, полетела, к мамочке. Туда, где этот бродячий торговый дом еще виден четко.
jacklinka: (me2)
А в прошлый четверг я шла на выставку. Что-то у меня весь дыбр какой-то запоздалый получается, замедленный, ну да ладно.
Ну так шла я на выставку. Колесами шла, то бишь ехала. Это у меня синоним.

Выставка оказалась совсем не выставкой, а мини-ярмаркой при свете фонарей. Пяток столиков с народными искусствами, пара художников, умелец резьбы по дереву, сцена с отчаянно фальшивящей девочкой с гитарой и бар с пивом. Художники, в отсутствие посетителей, пили пиво и слушали девочку.
Народные искусства оказались, в основном, ширпотребом китайских и южноамериканских умельцев; впрочем, в толпе штампованных фаянсовых фигурок я углядела старательно прячущегося рыжего мелкого дракона. А также убедила продавца, что бегемоту сподобней лежать на боку, а не стоять. Невзирая на то, что китайцы-бегемотоваятели имели в виду, когда вылепили ему кряжистые, устойчивые ноги. "Все, кто проходят мимо, укладывают его на бок", - пожаловался продавец. Бегемот лежал в расслабленной позе загорающего, подперев голову лапою, а вторую лапу воздел к небу и помахивал ею посетителям.
А потом я пошла к картинам. Взгляд скользил по стилизованным кичевым пейзажам и безликим неудачным портретам, и вдруг остановился.

Изнутри рамы на меня смотрел кот. Нет, не совсем кот. Скорее, полукот-получеловек: рот и шея человеческие, а вот все остальное....
Остальное состояло из ушей и глаз: миндалевидные раскосые глаза, не совсем кошачьи и не совсем человеческие, а, скорее, как у инопланетян-гуманоидов. И треугольные кошачьи уши. И шерсть. Или это не шерсть, а просто размалеванная белая кожа лица.
Портрет был написан в современной расплывчатой манере: нечеткое, крупными мазками лицо проступало из покрытого темной краской холста. Ненавязчиво, несмело проступало, выглядывало, как в оконную раму.
Кот смотрел прямо на меня. Смотрел опасливо, выжидающе, изучающе; скорее, печально, но с достоинством. Не с мольбой, но с печатью тоски. Совершенно живое, неуместно живое среди кичевой самодеятельности выражение лица.
Он не был ни гротескным, ни водевильным, как люди-кошки в "Докторе", он не был подчеркнуто аллегоричным или фантастичным - он был естественным. Он, просто такой, зашел и заглянул в окно.
И встретился со мной взглядом.
А я отвернулась и ушла.
И чувствовала спиной, что он смотрит мне вслед.
Девочка фальшивила на эстраде, художники пили пиво и закусывали чипсами.
Я прошла мимо - слева от меня, разбрызгавшееся на вереницу картин, плескалось море. Разное, от бледно-синего до черного, но неизменно пенное, как пиво у художников.
А я несла на себе этот кошачий взгляд, и мне было не по себе оттого, что он какой-то уж совсем непридуманный.
Я думала о нем, пока не дошла до машины.
jacklinka: (tree_up)
Вчера с утра доели последнее черничное варенье. Эта банка внезапно выпрыгнула на нас из недр нашего холодильника, который, даром, что выкрашен в белый, внутри, как и должен быть, на порядок больше, чем снаружи.
А мы-то точно были уверены, что эти калоши давно уже съели.
Не простые калоши, а золотые: запечатанные в банки консервы из туристических впечатлений.

В каждой поездке ловлю себя на том, что хочется взять этот город, этот лес, эту улицу, эти дома, и сложить - точными, как по выкройке, аккуратными складками, вроде оригами или трехмерных вырезных иллюстраций в детских книжках. А затем уложить в чемодан и увезти с собой. А дома поставить на полочку, и раскрывать, когда только в голову взбредет. Распахивать на весь стол, на всю комнату, на всю улицу, выпускать на волю!

Нет, конечно, мы, как и все, стараемся увезти, сколько умеем - в фотографиях. И ведь, если подумать, каждая картинка - скол, осколок, кусочек мозаики с поверхности чужого мира. Вчера ее, этой фотографии, не существовало, а сегодня - нате вам, из слепков чужих историй превратилась в след на твоем берегу, в частицу того, что завтра будет тобой.

Сувениры, конечно, привозим тоже - безделушки, выбравшие нас из толпы одинаковых прохожих-зевак, как мы выбрали их из массы такого же туристического китча. И то ли мы храним их теперь, то ли они нас. И каждая из них теперь - ключ к ящичку с цветными картинками, и цепь, не дающая этому ключу потеряться.
Каждая - зеленый инопланетянин, оседлавший далека - из Будапешта. Колокольчики, купленные в уже закрывшемся деревенском магазине - из Финляндии. Деревянные сосиски - из  Словении. Ядовитая керамичечкая ящерица на стене - из Испании, а ее кованый собрат снаружи дома - из Кведлинбурга, того самого.
Память, зашитая,  зашнурованная в вещи.

Но, чтобы полностью насладиться пережитым, хорошо бы вот еще что: взять кусочек памяти, положить его в рот и проглотить. Прокатить по языку, вдохнуть засахаренные запахи и законсервированную под крышкой европейскую прохладу.
Ведь впечатления, настоянные на сахаре, дают сок и набираются сладости, и становятся еще прочнее и ярче.

Ягоды на варенье непременно нужно нарвать самим; за отсутствием черники подойдут любые ягоды и фрукты, главное - они должны быть найдены случайно, оказаться дарами новых мест, их хлебом-солью бережным путешественникам.

В первый раз пришло в голову сварить варенье в Швеции. Я, беременная Элиноркой, и мокрые, усыпанные черникой леса - собирай день и ночь, без продыху, чтобы наутро обнаружить, что гномы успели повесить на веточки новую партию ягод.
Варенье удалось на славу. В славном городе Гетеборге я бродила по местному супермаркету и искала небьющиеся банки для варенья. В том самом Гетеборге, где мы глядели сверху, с "чертова колеса" на открывающийся и пропадающий  залив, и грузовой порт, и такие обычные шведские четырехэтажные дома, в которых живут самые обыкновенные семьи, а на крышах приткнулись самые обыкновенные чердачные домики с окошками. И ловили себя на чувстве, что все это, черт возьми, оглушающе настоящее.

А варенье ждало в кастрюле, такое густое, что капли этого варенья хватит, чтобы окрасить в черничный сны на целую неделю. И целую чашку чая.

В Финляндию, случившуюся в прошлом году, мы захватили все те же, ставшие уже традиционными, банки-путешественницы. На всякий случай - ну какая еще черника в конце августа?
Черника висела на мокрых кустах, под вечным финским  дождем. Россыпью, ковром, под каждым кустом. Ешьте, сказала я детям. Ешьте за все израильское бесконечное нечерничное лето. Ешьте, чтоб хватило до следующей черничной остановки.

Черника напополам с дождем, озоновый черничный морс, мы плавали в нем, и дышали им, как четыре огромные черничные рыбы.
А надышавшись, опять сварили варенье. Черника напополам с брусникой, так даже интереснее. Правда, в процессе варки брусничины переженились с черничинами, и стали неотличимы в ложке.

И каждая такая ложка теперь - концентрат озоновых витаминов и - ключ, проводник, ручка допотопного телевизора. Включаешь - и все перед тобой: сумасшедшая, изумруднейшая на свете зелень и небывалый, невозможный, невероятный покой. И мягкие звуки, и пронзительные запахи. Жаль только, что запахи нельзя сфотографировать.

"У нас кончилось черничное варенье", сообщила я вчера мужу.
"Значит, нужно опять ехать за границу?" - правильно понял муж.
Если получится, если встретится -  привезем снова.
Счастье, консервированное в сахаре.
jacklinka: (witch)
Во-первых, вот такая замечательная картинка. Пришла сама, позавчера, в фленте, взято отсюда.
Ноосфера, спасибо.


Во-вторых.... )
jacklinka: (drwho)
Вчера вернулись в три часа ночи.
Муж вел машину, а я честно пыталась не спать. Честно-честно, каждые пятнадцать минут просыпалась и пыталась не спать. И заодно проверяла, на каком мы свете, пытаясь различить, открыты ли у мужа глаза, потому что уснуть на скорости 120 км/ч - некомильфо, барабаны еще не забили, и перерождаться Доктору пока рано.
Посему сегодня утром я встала, полдня поизображала зомби и свалилась снова.
И...оказалась в Афинах. Почему в Афинах - просто мы там будем в ближайшем октябре, всей семьей, но во сне я бродила по городу совершенно одна. Сначала по его современной части, из стекла и стали, а потом вышла на боковую улочку, с четырех-пятиэтажными домами старого типа, полную сувенирных и прочих магазинчиков. Я шла по улице, заглядывая то в один магазинчик, то в другой. Время было дневное, и в рабочий день посреди недели улица была довольно пустынна.
Очередной магазинчик находился на втором этаже дома, туда следовало подняться по лестнице.
Я поднялась...и поняла, что однажды здесь уже была, и видела этот прилавок с украшениями и прочими безделушками, и старичка-продавца. И даже точно помню когда - в декабре прошлого года, и вовсе не в Афинах, а в Тель-Авиве. И дверь эта, позади прилавка, открывается на улицу Алленби, я помню точно.
Я вышла в эту дверь и оказалась на улице Алленби.
Я снова вошла в магазин, а продавец улыбался дьявольской улыбкой, и утверждал, что я теперь никогда не выберусь из этого 14 декабря, а я утверждала, что выберусь, ведь я только что была в августе, в Афинах. Продавец тихо посмеивался.
Наружу, в Тель-Авив 14 декабря 2014 года выходить не хотелось категорически, и я прошла внутрь магазина. На этаже оказались еще какие-то ответвления, двери, комнаты с крашеным темной краской деревянным полом, покрытым вытертыми серыми ковриками и со старой выцветшей, покрытой чехлами, мебелью. И тут я увидела себя саму, выходящую из одной из дверей, всю в расстроенных чувствах.
Я обняла саму себя и стала успокаивать, тщетно пытаясь вспомнить, происходило ли такое и помню ли себя - вот такую, ищущую утешения у самой же себя. И никак не могла вспомнить.
И сама начала от этого отчаиваться.
И на этом проснулась, видимо, мое подсознание, запутавшись во временной петле, так и не смогло найти решения.
Лежала и думала:
"Боже, и какой же бред приснится.
Надо пойти пить кофе."
А на улице адская августовская ненавидимая мною жара.
И сегодня она меня почему-то радует.
jacklinka: (slon)
Поскольку Криста - неотделимая часть Москвы, ее история и квинтэссенция, улица, на которой она живет, гордится и старается соответствовать.
Правда, соответствует она скромно и потихоньку, но, если хорошенько приглядеться...
Можно, например, обнаружить вот такую неприметную, вполне современную дверь. С еще более неприметной надписью "Турбюро Москва 1988". Не "основано в 1988", а просто "1988". Турбюро. В Москву. 1988 года. Что тут непонятного? Для тех, у кого ностальгия по постперестройке.
А вы говорите, машина времени....


А двумя подъездами левее.... )
jacklinka: (holmes)
Рассматривали сейчас с Томасом фотографии на Adme.ru
Некоторыми просто не могу не поделиться - от редких фотографий животных до вещей совершенно потрясающих.


Это не дюны, а замерзшие волны в США этой рекордно холодной зимой.
Сразу представила ледяной серфинг - на санках, прямо по волнам.
А еще это потрясающее застывшее мгновенье во времени. Природная ледяная фотография, замершая секунда.

Read more... )
jacklinka: (holmes)
Были мы в субботу на экскурсии в Нацерете. Весь Нацерет - это история Девы Марии. Здесь стоял ее дом, а здесь до сих пор течет тот самый источник,
возле которого Архангел Гавриил приставал к бедной девушке сказал ей "Аве, Мария" Радуйся, благодатная, нам выпала твоя карточка, а здесь дорога от дома к колодцу.
Смотрю я на все это, смотрю и закралась ко мне в голову мысль. Закралась, вреднюга, и сидит себе там. И чешется, то есть просит, чтобы ее написали человеческими словами. На бумаге, или на худой конец, на экранчике.
Это вовсе НЕ мое мнение, у меня вообще нет мнения. И не может быть, я своими глазами не видела, а сочинять истории и сама умею. Просто такая мысля, причем довольно разумная и логичная. Супереретическая, само собой. И ведь точно знаю, откуда выросла. Я ж сама по себе озабоченная мамашка половозрелой доченьки.
В средние века за эту мыслю меня бы с радостью побили камнями,  а потом сожгли на костре, для пущей верности. Пепел закопали и надпись написали...мдя.
Тогда, значится, дисклеймер :) Абсолютно серьезно. Христиан и сочувствующих искренне прошу не читать. Я ж сейчас буду порушать устои. Обожаю их порушать, кстати. И вообще, смотреть на все шиворот-навыворот.
Я же сама выросла, окруженная христианством. Мой двоюродный брат теперь простестантский епископ, ходит на работу в платье вот ни больше, ни меньше. Большая религиозная шишка. А я фиг поймешь что такое. Неправильная иудейка-агностик. И впридачу безумный фантазер.
Read more... )
jacklinka: (holmes)
Мне всегда хотелось фотографировать двери. Потому что дверь - это вход. Куда-то в другой, соседний мир. Другой мир может оказаться чужой квартирой, улицей, храмом - абсолютно чем угодно. А дверь - портал в этот мир. Кстати, по-итальянски (Маша, привет!) дверь так и будет - порта. Когда-то меня это очень позабавило.
Обнаружила такое сообщество - "Дверь в стене". http://doors-v-stene.livejournal.com/
Администратор там, кстати, никто иной, как Макс Фрай.
Так что я теперь не одинока со своей ненормальной любовью к дверям.

Парочка дверей в коллекцию. Сегодня, Иерусалим

Портал закрыт. Картинка - словно из фантастического фильма. В реале такого не бывает :)
DSCN2407

А здесь - открыт. Куда-то туда, где живут эти радуги.
DSCN2409

И, кстати, я вчера видела ЭТУ радугу. Ну и что, спросите вы?
А то, что радуга была без дождя. То есть, дождя весь день не было вообще, даже дождевые облака не залетали.
По небу расползлись полупрозрачные перистые. И посреди этих перистых облаков  - маленький кусочек радуги. Попонка с радужной спинки.
Радуга располагалась совершенно неправильно, не против солнца, как обычно, а рядом с бьющим в глаза предвечерним солнцем. Справа от него.
Радуга была видна только в солнечных очках - это я в них вела машину. Как всегда, потерялась в Иерусалиме, притом посреди религиозного района, и думала, что вообще сейчас не выберусь. Уже практически настал шабат, вот сейчас закроют улицы и меня с машиной закидают камнями.
И тут - вдруг эта радуга. Совершенно ненормальная и неправильная.
Я пробовала снять очки, но небо было настолько ярким, что радуга исчезала. И тогда одевала снова.
Вот такие анормальные атмосферные явления бывают над Иерусалимом.

Кстати, если мы об атмосферных явлениях, в прошлый раз над Вечным Городом висело облако - Ядерный Взрыв.
Показать?.... )

Profile

jacklinka: (Default)
jacklinka

March 2017

S M T W T F S
    1 23 4
56 7891011
12131415161718
19202122 232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 10:59 am
Powered by Dreamwidth Studios