jacklinka: (witch)
И вот эти три капли называются "дождь"? Слабо-би-бо!
Продолжаем думать дождь.
Приходи, дождик, молочка нальем, сметанки дадим!

Радуга по линии электропередач. На самом деле, она двойная, но вторая видна была только нефотографическим глазом.
2016-12-01_09-08-31

Вот так надо.
2016-11-30_07-52-33

Read more... )
jacklinka: (witch)

Дождь в закромах нашелся только финский и шведский, обещаю насобирать израильского - как только, так сразу. Эй вы там, наверху, у меня совсем-совсем нет фоток израильского дождя. И мне они нужны совершенно срочно!
А пока - дождь вообще, безотносительно к месту и времени. Представляем, подставляем ладошки.

IMG_20140819_134812

Еще дождя... )
jacklinka: (slon)
Пытаюсь собрать мысли в кучку и написать о том, как мы с Олей [livejournal.com profile] zanudka ходили на прошлой неделе на выставку наивного искусства.
Это было хорошо. Это было очень хорошо. Собственно, всегда, когда мы с Олей куда-то ходим, это получается хорошо. Как у людей, которые думают в одну сторону и у которых эти мысли соединяются, как кусочки паззла.
А окружающее наше все прифигевает от этих новых кусочков и начинает слегка подглючивать. Оборачивается изнанкой, оборачивается смыслами, оборачивается самыми выпуклыми и впуклыми своими сторонами и глючит напропалую, уже никого не стесняясь.
Выставка началась для меня с ананасоголовых теток в витрине и отдельно их ног, торчащих из стены и взобравшихся под потолок. Ног хватило бы на целый взвод ананасов или, скажем, на сороконогую индийскую свастику. Не фашистскую, а ту, которую символ солнца и колесо вселенской фигни. Вселенская фигня была одета в разноцветные чулки, колготки и леггинсы: черные, цветные,в горошек и полосочку. Собственно, такова вселенская фигня и есть: многоногая, в горошек и полосочку.
Но это так, преамбула.
А амбулой, собственно, была сама выставка.

Вот здесь мне придется говорить словами, потому что основную часть выставки я сфотографировать не смогла - вокруг сидели зоркие наблюдающие тетеньки.
Художников-немцев (выставка была от посольства Германии) было несколько. Имен я, разумеется не запомнила, по детской дурости и наивности - я ж пришла сюда картины смотреть, а не с художниками знакомиться!

У первого на картинах были горожане. Упитанные, округлые, немного карикатурные немецкие бюргеры: они ходили по улицам, пили пиво, играли в шары, катались на лодках. Все - будто близнецы-братья: практически на одно лицо и фигуру, братья-гномы, клоны Великого Бюргера, Джон Малкович, обнаруживший себя во всех окружающих лицах. И вся их жизнь, повседневная и праздничная - налицо, как мультфильм, как комикс, с продолжениями, с историей.

У другого художника на картинах была деревня. Тщательно, во всех подробностях прорисованная немецкая, по-видимому, деревня со всеми ее животными и человеческими обитателями - и дороги, и дома, и все, что достает взгляд в окнах, внутри этих домов.
Что сразу бросилось в глаза - никакой современности: ни машин, ни даже тракторов. Только лошади с повозками и амбары с сеном. И кругом люди - разные, в рабочей или нарядной одежде. Конкретное время года: зеленое лето, желтая осень, белая зима, ярких конкретных цветов:
цвета зеленого фломастера, а небо - непременно голубого.
Тогда мне все это показалось стилизацией под детские рисунки - с плохо прорисованной перспективой и старательно перечисленными мелочами: чашкой чая на столе сквозь окно, рядом с застеленной кроватью; обязательным петушком на крыше, ватными кругленькими облачками. Или иллюстрациями к детским книжками: вроде тех "рассказывательных" книжек, для развития словарного запаса. А также сильно напомнило "мужицкого" Питера Брейгеля - те же подробности быта, но без характерного брейгелевского сарказма и карикатурности.

А потом поняла: а ведь нет. Ведь эти картины нарисованы сейчас, в двухтысячных. Значит, это - не просто деревня, это - воспоминание. Это признаки ушедшего времени в прошлое времени, идеализированного - глазами ребенка, глазами того, кто не судит, кто еще не различает недостатков. И еще - это рай. Это личный рай художника, сочиненный им и выстроенный им самим - в небесах, в голове, в глазах тех, кто пришел на выставку. Идеальная деревня, идеальное время и пространство для жизни.
То, чего уже нет на Земле.

Были еще всякие разные картины. Что их объединяло - все до единой решительно были иллюстрацями к детским книжкам. К ненапечатанным детским книжкам, когда образ уже появился, но еще не воплотился в слова.
Были картины, которые хотелось разрезать на тысячи частей, как паззлы, и затем собирать часами. Например, картина "Европа" - собранные в один город-панно знаменитые здания и уголки городской Европы. Мы стояли перед картиной и угадывали: что откуда. Угадали далеко не все: сколько еще осталось в старой доброй Европе недогулянных мест!
Были плоские картины-сцены, в которые хотелось поставить объемных кукол-актеров; были картины, из которых хотелось вырезать людей, как куколок и срочно начать переодевать их.
Была целая серия картин-коллажей, составленные из миниатюр размером в спичечный коробок: воспоминания, осколки жизни, ассоциации, признаки мест, времен и людей.

Мы ходили и читали смыслы, и смыслов у этих "детских", наивных картин, оказывалось больше, чем у самых современных, постмодернистких, шокирующих картин и инсталляций.
И это было хорошо.

А потом вышли и пошли вверх по Дизенгоф. И выставка вышла из павильона и пошла вместе с нами.
Наивное искусство было везде: в каждой витрине. Бесконечная череда свадебных платьев напоминала о повторяющихся свадьбах на картинах: частый сюжет наивного искусства, частый символ. "Когда я шла сюда, здесь не было столько невест", - удивилась Оля. Невесты и вправду окружали плотной, белой, пластиковой, то ли докторовской, то ли бертоновской толпой.
Были магазины, посвященные полностью наивному искусству: оно теперь читалось в каждом зайце и каждом цветочном горшке.
В пиццерии сахарницей служила старинная фарфоровая чашка с куртуазной дамой в парике; через дорогу горела вывеска кондитерской "Эдемский сад". Прямо перед нами, на дороге, стояли накрытые скатертями длинные столы и за ними сидели с бокалами и тарелками знакомые до боли округлые бюргеры.

Я проводила Олю на автобус и направилась обратно, искать свою остановку. И, пройдя немного, отправила Оле сообщение:
"Слушай, какая-то фигня. Я иду по той же стороне улицы, и мне вместо невест показывают украшения. Винтажные и современные."
"Я тебе говорю, эти невесты там были ненадолго!" - получила от нее ответ.

И сами картины - то, что удалось сфотографировать. Как я уже сказала, часть описана словами, а другая сфотографирована. Это во мне борются слон с быком писатель с визуалом.
Read more... )
jacklinka: (slon)
У нас тоже весна. Фиолетовая. Израильская сирень ака Жакаранда мимозифолия (во как). А на иврите Фиолетица остролистная.
Тоже весна

Read more... )
jacklinka: (slon)
Улица, перпендикулярная Атлантическому Лесу, сейчас празднует осень. Желтые листья кружатся над машинами, собираются в стаи и застилают дорогу. Часть деревьев уже совсем опустела, часть - стоит красновато-бурая. Может, у них там Австралия, думаю я. Где-то в тех краях должно находиться австралийское посольство - суверенная территория, со всеми сопутствующими атмосферными явлениями. Не удивлюсь, если однажды утром встречу на перекрестке кенгуру.

А буквально рядом с нами как-то вечером я заметила посреди полей  столп света. Теперь я знаю, как это бывает - широкий и густой, словно состоящий из чего-то плотного и зримого, что можно потрогать и даже набрать в мешок - про запас. Мощнейший - ни одна заблудившаяся машина не даст такого яркого и плотного снопа. Каюсь, не поспешила я знакомится с будущими земными захватчиками. Меня ждали Джессика Джоунс, дети и ужин, который сам, без меня, готовиться не желает.

Кстати, о Джессике. Когда она спит, явно вспоминает себя в человеческом обличье - спит, как полагается, вдоль кровати, кошачьей головой на подушке. На моей подушке, между прочим!
Правда, когда у нее хватачее и кусачее настроение, ее самоидентификация явно далека от человеческой.
Коньяк пока не пьет, двери вышибает за так, взлетает на ту же многоэтажную высоту - если считать не в людях, а в кошках.

А подарки в наше время, оказывается, приносит не фея или Дед Мороз, а почта. Строго говоря, это недалеко от правды - пока получишь заказанное, напрочь успеваешь забыть, что же заказал, и полученный конверт оказывается внезапным сюрпризом - от себя прошлого себе настоящему.
А у детей - и вовсе:
- Что-то я давно не получала подарков, - заметила Элинор, видя, как я убираю в шкаф свежеполученные кроссовки для Томаса.
- Каких подарков? - спрашиваю.
- От почты, - объясняет ребенок. - Ведь подарки получаем от почты!
А что, почта даже лучше Деда Мороза - приносит подарки круглый год.

Песах

Apr. 23rd, 2016 03:06 pm
jacklinka: (elf)
Вчера обнаружила, что огромые, размером со свадебные, букеты можно нести по-всякому: на плече, как вязанку дров, наперевес, как младенчика и под мышкой, как порося. А еще их можно забыть на прилавке рынка, увлекшись перебиранием перезрелой папайи. А потом вспомнить, что кроме сумок и рюкзака, здесь была еще такая, несуразная по своим размерам и эльфийской цветочной пышности, вязанка. А потом, посреди горок нектарин и листового салата, навстречу выйдет марокканский упитанный ангел в белой, почти чистой футболке. И с широченной улыбкой поздравит с праздником и вручит тебе твой собственный букет с таким видом, будто только что его купил, и купил именно для тебя.

А потом я шла к перекрестку, несла этот ангельский веник, и айсберг ледяных рыб, и четыре кило поздней мятой клубники и четыре папайи, из которых две пришлись в подарок ("чтобы ты обо мне хорошо думала"). А я думала вовсе о том, что еще долго буду носить рыночную снедь в рюкзаке, как когда-то папа картошку, и никогда-никогда не перейду на пенсионерскую каталку. А впереди шла пара - выросший мальчик в белом халате нес продукты, а старая, вся согбенная, бабушка медленно и бережно, чтобы не разбить, несла самое себя.

А потом я подошла к этому перекрестку, где зеленый для пешеходов включается кнопкой, но не мгновенно: автомат сначала отвечает женским механическим голосом: "Ваша просьба принята" и долго, крепко о чем-то думает, и тогда возникает сильнейшее чувство, что выполняют совсем другую просьбу, ту, которую еще даже не успел выразить словами.

С праздником, я хотела сказать!
jacklinka: (me2)
А в прошлый четверг я шла на выставку. Что-то у меня весь дыбр какой-то запоздалый получается, замедленный, ну да ладно.
Ну так шла я на выставку. Колесами шла, то бишь ехала. Это у меня синоним.

Выставка оказалась совсем не выставкой, а мини-ярмаркой при свете фонарей. Пяток столиков с народными искусствами, пара художников, умелец резьбы по дереву, сцена с отчаянно фальшивящей девочкой с гитарой и бар с пивом. Художники, в отсутствие посетителей, пили пиво и слушали девочку.
Народные искусства оказались, в основном, ширпотребом китайских и южноамериканских умельцев; впрочем, в толпе штампованных фаянсовых фигурок я углядела старательно прячущегося рыжего мелкого дракона. А также убедила продавца, что бегемоту сподобней лежать на боку, а не стоять. Невзирая на то, что китайцы-бегемотоваятели имели в виду, когда вылепили ему кряжистые, устойчивые ноги. "Все, кто проходят мимо, укладывают его на бок", - пожаловался продавец. Бегемот лежал в расслабленной позе загорающего, подперев голову лапою, а вторую лапу воздел к небу и помахивал ею посетителям.
А потом я пошла к картинам. Взгляд скользил по стилизованным кичевым пейзажам и безликим неудачным портретам, и вдруг остановился.

Изнутри рамы на меня смотрел кот. Нет, не совсем кот. Скорее, полукот-получеловек: рот и шея человеческие, а вот все остальное....
Остальное состояло из ушей и глаз: миндалевидные раскосые глаза, не совсем кошачьи и не совсем человеческие, а, скорее, как у инопланетян-гуманоидов. И треугольные кошачьи уши. И шерсть. Или это не шерсть, а просто размалеванная белая кожа лица.
Портрет был написан в современной расплывчатой манере: нечеткое, крупными мазками лицо проступало из покрытого темной краской холста. Ненавязчиво, несмело проступало, выглядывало, как в оконную раму.
Кот смотрел прямо на меня. Смотрел опасливо, выжидающе, изучающе; скорее, печально, но с достоинством. Не с мольбой, но с печатью тоски. Совершенно живое, неуместно живое среди кичевой самодеятельности выражение лица.
Он не был ни гротескным, ни водевильным, как люди-кошки в "Докторе", он не был подчеркнуто аллегоричным или фантастичным - он был естественным. Он, просто такой, зашел и заглянул в окно.
И встретился со мной взглядом.
А я отвернулась и ушла.
И чувствовала спиной, что он смотрит мне вслед.
Девочка фальшивила на эстраде, художники пили пиво и закусывали чипсами.
Я прошла мимо - слева от меня, разбрызгавшееся на вереницу картин, плескалось море. Разное, от бледно-синего до черного, но неизменно пенное, как пиво у художников.
А я несла на себе этот кошачий взгляд, и мне было не по себе оттого, что он какой-то уж совсем непридуманный.
Я думала о нем, пока не дошла до машины.
jacklinka: (santa)
"Смотрите, радуга выходит из дома," - позвал коллега.
Радуга оказалась двойная.
И она и вправду начиналась в одном из лежащих внизу коттеджей.
Не удивлюсь, если там находится радугогенератор.
А тарелочки обнаружились только потом, на фотографии.
Прилетели полюбоваться на двойную радугу, вестимо.
Только сегодня мы с [livejournal.com profile] nunzietta обсуждали серьезную нехватку в жизни летающих тарелочек.
Тарелочки прилетели

Осень

Dec. 16th, 2015 08:31 pm
jacklinka: (tree_up)
Вслед за весной к нам мало-помалу приходит осень.
Переменчивая, как ей и полагается, сшитая из лоскутков всех времен года и всех двенадцати месяцев.
От зимнего лоскутка нам достался пока единственный день с заморозками, глухая полярная ночь, выходящая на дежурство уже в четыре вечера (ах, вот почему "четыре" - уже вечера!). И вечерняя свежесть, настолько пронизывающая, что хочется закутаться в сто толстых шуб и накрыться горой из ста пуховых одеял. И сидеть там, как в юрте, и пить горячий чай из термоса.
Или есть суп. Зимний наваристый куриный суп, лучшее лекарство от всех простуд. А клецки для супа достанем с неба, они там как раз плавают, круглые, белые, аппетитные.
От весеннего лоскутка достались ручьи, зимние короткоживущие речки, цветущая мушмулла и новые, широкие листья дикой мальвы-хубейзе, из которой хорошо варить тощий весенний суп и жарить смешные травяные котлеты.
От летнего - ярчайшее, ослепительное солнце, и буйная, сумасшедшая, взрывная, самая зеленая на свете зелень, лезущая изо всех углов и щелей, из каждой кадки, и даже из чеснока в холодильнике.
И первая рыночная клубника, хотя она у нас считается весенне-зимней ягодой.
Алая, ароматная, недозрелая у черешка - самая-самая первая. Дети, жульничая кто во что горазд, делят эту первую горсть клубники пополам.
А осени остается пожухлая, нехотя облетающая листва платанов - точно такой же мы шуршали в Греции в октябре.
Остается золотая пекановая осень - но она еще впереди, в осеннем январе.
И, после тех единственных, редчайших в наших краях заморозков, осень получила поистине драгоценный, королевский подарок - красные осенние листья.
За двадцать лет на этой земле я еще не видела здесь настоящих осенних красных листьев.
Вот, глядите:
jacklinka: (owl)
Немного греческих иллюстраций к "Убить икара"

В самый первый день, в Салониках


И в самый последний - в аэропорту Афин (туда уже пустили самолеты!)


А в дьюти фри продавались новые, совершенно потрясающие духи - "Juliett has a gun". У них много вариантов, тот, от которого я просто не могла оторваться - Gentlewomen. В них все - любовь, ярость, ревность, порох, сладость, отчаяние, взрыв - все оттенки и запахи одновременно. Я дышала ими и не могла надышаться.

А сам gun тоже попался - старинный декоративный пистолет на афинском блошином рынке. Всего десять евро - "хочешь?", спросила ноосфера.
"Спасибо, дорогая, не надо", - ответила я ей. Я же все эти побрякушки на стенку вешаю. А ружье, висящее на стене, сами понимаете...
Даже игрушечное.
Нет, лучше не надо. Пусть история останется внутри истории.
А вот хороший, крепкий деревянный меч - совсем другое дело.
jacklinka: (slon)
Поскольку Криста - неотделимая часть Москвы, ее история и квинтэссенция, улица, на которой она живет, гордится и старается соответствовать.
Правда, соответствует она скромно и потихоньку, но, если хорошенько приглядеться...
Можно, например, обнаружить вот такую неприметную, вполне современную дверь. С еще более неприметной надписью "Турбюро Москва 1988". Не "основано в 1988", а просто "1988". Турбюро. В Москву. 1988 года. Что тут непонятного? Для тех, у кого ностальгия по постперестройке.
А вы говорите, машина времени....


А двумя подъездами левее.... )
jacklinka: (drwho)
- Смотри, что написали, - Криста вдруг остановилась на мосту, - "Переселяйся, душа моя!"
- Ага, - остолбенело сказала я, - совсем с ума сошли.
Подумав, что эти московские креативщики уже переходят всякие границы. Нет, конечно, Москва, пожалуй, самый смешной из увиденных мной городов земного шарика. Повсюду этот безумный, зачастую дебильноватый креатив, куда ни поверни голову: в вывесках, рекламе, меню в кафешках, везде, просто везде. И мне это, честно, говоря, страшно нравится. Не соскучишься!
Но тут - точно перегнули палку. Да еще облака эти на небе, чорные-пречорные, жуткие. Что вместе с надписью на щите создает атмосферу - просто зашибись. Хоть фильм снимай. Мистический ужастик собственной персоной.
Криста тоже оценила облака.
Мы шли по мосту.... )
jacklinka: (earthlings_jam)
Я подошла к аэропортовской стойке, озабоченно глядя на мешок в руке. Из мешка предательски капало. Ярко-красненьким.
Красненькое было очень липким и по каплям на полу можно было отследить всю траекторию моего перемещения.
- У меня там ягоды, - бормотала я, оправдываясь, перед строгими эль-алевскими тетками. - Честное слово, ягоды, и они ужасно текут, и поэтому я не могу сдать их в багаж. Даже открывать не хочу - вы же не хотите, чтоб я вам все тут закапала?
Тетка медленно кивнула, осознавая услышанное.
- Но ведь это не жидкость, скажите мне, ягоды, даже если они потекли, это не жидкость?!
Тетка не ответила ничего.
Я подумала, что, если мокрый мешок с двумя литровыми банками из-под израильского мороженого, набитыми - одна потекшей лесной земляникой, другая - точно также потекшей малиной, не пропустят секьюрити, признав жидкостью, которую можно провозить только 100 мл на брата, мне придется пальцами, без ложки, сожрать прямо при них 2 литра мокрых ягод.
- Спасибо, - ответила я дрожащим голосом и приняла рукой билет до Тель-Авива. Билет немедленно окрасился розовым.

К счастью, ягоды удалось провезти благополучно, хотя, время от времени, они продолжали окрашивать аэропортовский пол подозрительно красненьким. Но работникам Домодедово это, видимо, было уже не впервой.
А в багаже лежали еще 3 банки: с черной смородиной, крыжовником и 4-литровая пластиковая банка для стирального порошка, набитая пополам огурцами с пупырышками и лисичками. Еще 6 литров ностальгического счастья, ага.
Должна заметить, что соревнование по выживанию лучше всех выдержали таки огурцы, грибы и крыжовник.
И что те, кому все эти дары предназначались, сожрали их мгновенно и с громким урчанием. Оставив, впрочем, немного земляники на семена.

Ягодыыыыы... )
jacklinka: (tree_up)
Странное название для поста, не правда ли?
А вот смотрите.
Мы с природой друг друга везде найдем.
Даже в Москве.
В Москве много жителей, и она одна из них.
"Хочу лес. Настоящий!" - сказала я [livejournal.com profile] christa_eselin, когда обсуждали планы поездки.
"Где ж я тебе в Москве настоящий лес возьму?" - удивилась Криста.
И тогда лес нашел нас. Сам.
Мы просто нечаянно ошиблись станцией метро.
Кто-то написал в интернете, что Измайловская ярмарка находится на станции метро "Измайловская". Хотя, на само деле, она на "Партизанской"
Теперь-то я понимаю, что сам лес и написал.
"Здесь совсем другие улицы", - сказала Криста. - "В последний мой раз на Измайловском все было по-другому."
А лес стоял рядом и хихикал.
И тогда мы решили заглянуть и узнать, кто же это нас попутал. И, заодно, поставить галочку рядом с неожиданно выполнившимся пунктом плана.

Мокроватая после дождя дорожка повела нас вглубь. Было тихо. Очень-очень тихо, только время от времени стучал за спиной поезд - метро здесь сбрасывает городской флер и становится ленивой дачной электричкой.
И - никого. Ни души, ни единой. Что, посудите сами, довольно необычно посреди Москвы.
И поэтому тоже отдавало сказочностью.
Словно вот это все - наш личный портал, открывшийся только для нас. И вокруг - не совсем уже и Москва.
Мы шли, хлюпая босоножками, по дорожке.

Дальше... )
jacklinka: (santa)
Хороший был вечер.
Знаете, что мне понравилось? Настроение толпы. Очень доброжелательное какое-то.
Ощущение всеобщего праздника, не формального, а настоящего. Балагана, чуда, остановившегося в городе на неделю. Сказки для взрослых.
Невозможной сказки в мире, где сказок не существует. Доброй сказки, в которую заглянули через цветное стекло.

Послала Кристе СМС-ку в тот вечер:
"Привет тебе с Фестиваля Света. Здесь бродят удивительные люди. Дорогу переходил религиозный еврей с лицом Пушкина, а лафу с лабане продавал кудрявый мальчик с лицом итальянца с картин и слабым арабским акцентом".
Мальчик определенно сошел с картин Микеланджело. Дивное овальное лицо с правильными чертами, обрамленное длинными кудрями. И лафа с лабане. А Элинорке - с шоколадом. Такой вот когнитивный диссонанс.
И другой мальчик - тот, что переходил дорогу. Обычный молодой хареди в белой рубашке. Но похож, чертяка, похож. И пейсы, как пушкинские баки.

Еще написала:
"Здесь все светится и сверкает. И продаются светящиеся летающие тарелочки. А большие родительские тарелки зависли над крышами".
Световые мечи там тоже продавались. Я даже хотела купить, но они были слишком разноцветными. Из какой-то другой сказки.
А вот тарелочки и вправду светились. Игрушечные, детские. Из них высыпали светящиеся разноцветные муравьи и немедленно попрятались в камнях мостовой. Лови их теперь, пришельцев.

Вот немного фотографий с праздника. )
jacklinka: (elf)
Музыкантка с арфой Давида на Фестивале Света в Иерусалиме.
Вчера вечером.


jacklinka: (santa)
Снова пересела с поезда в четырехколесную громыхающую жестянку. С одной стороны, удобно, и дорога, вроде, короче, а с другой...Мне уже катастрофически не хватает этих утренних спринтов за поездом в надежде поймать его за хвост: успею-не успею. Страшно не хватает разноцветной толпы и одиночества в этой толпе. Именно в таком одиночестве, когда я не нужна ни одной живой душе на свете, в дороге, этом промежутке между здесь и там, у меня лучше всего писались креативы. И как я теперь смогу писать их без поезда, понятия никакого не имею...

Поэтому пока буду оставлять здесь обычные свои глупости. Это ж если за день ни одной глупой мысли в голову не пришло - день, можно сказать, пропал. Непорядок.
И наблюдения.

В одиночестве на четырех колесах - уже настоящем, взаправдошнем, начинаешь общаться с тем, кого можешь достать взглядом. С небом, с ветром, с дорогой, с другими такими же жестянками на дороге. С радио, которое сразу же начинает радостно отвечать, немного невпопад.

Вот вчера, например, по небу плыли Переменные Облака. Такой скорости смены формы я еще не наблюдала ни разу - они менялись на ходу, в секунду. Только я засмотрелась на несущуюся со всех ног по небу свинью, как свинья откинула копыта, превратившись в безногую неузнаваемую тушу. А великолепный китайский дракон, с головой собаки и телом извивающейся змеи букально на глазах потерял свою драконью фигуру, превратившись в пластилиновое ничто. Облачную глину, на которую еще не упал взгляд художника.
Словно мне песчаные картины, когда художник за секунды стирает и рисует новые образы. Удивительное зрелище.

А сегодня по небу плыли цеппелины. Синие, плотные, вытянутые, раздутые изнутри дирижабли, стройной толпой плывущие к закату. Как стая бесхвостых небесных китов. За уходящим солнцем, за горизонт, будто не желая оставаться здесь затемно. Облакам тоже страшно оставаться одним в темноте, мелькнула мысль. Ведь тогда не видно совсем, куда плыть.

А вот вчера еще было: ветер качал кусты, точно попадая в такт музыке. Музыка звучала по радио, и ладно бы что-то достойное воздушных потоков, так нет, грубая, ничуть не мелодичая попса. Но ритмичная, не отнять. И, видимо, понравилась ветру. "Мы с тобой не совпадаем вкусами, ветер", - думала я, изумленно наблюдая, как он верно повторяет ритм качающимися ветвями. - "Но ты все равно неплохо танцуешь."

А сегодня мне показалось внезапно, что смыкающиеся кроны деревьев на клемантиновой плантации настолько плотные, что по ним можно ходить пешком. И они совсем не будут прогибаться, только немного пружинить. Как по огромному натянутому зеленому батуту. И ведь некоторые, наверное, так и делают.
jacklinka: (slon)
Все-таки креативы - ужасно ноосферная вещь. Почти как ноосферное радио. Пишешь себе, пишешь всевозможную альтернативно существующую чушь, высасываешь из пальца разные умозрительные подробности, а потом оказывается, что часть существовала на самом деле, другая часть начинает упорно попадаться на дороге в виде полуявных, явных и совсем уж грубых намеков. И, пожалуй, в этом самая прикольная штука с креативами - что они сбываются. Отзываются в мире каким-то непонятным образом.
Иногда безобидно, иногда страшно, на самом деле. Но это тоже часть игры, никуда не денешься.
Напимер, когда я писала Леони, то чуть не раздавила ее ногой, уже занесла - небольшую рыжую пятнистую бабочку в центре заасфальтированной площадки посреди каменных джунглей промзоны Южного Тель-Авива. Что она там делала?
Именно так я представляла ее, Леони - как рыжую пятнистую бабочку. До сих пор эта бабочка на асфальте, иллюстрация из реального мира, попавшаяся так вовремя, стоит у меня перед глазами.
А в тот день, когда я ее запостила, я сбила мотоциклиста, притом, на довольно высокой скорости. Мотоциклист медленно, как в замедленной съемке, взлетел в воздух, затем резко упал на бок. Я думала, все, конец, сбила насмерть, так страшно он упал. Но, нет, встал, и, хромая, пошел ко мне. У меня дрожали руки, крупной дрожью, пока я давала данные страховок. Елки, ну все же фигня, главное, что не насмерть.
Оказалось, мотоциклист отделался всего лишь ушибом и СЛОМАЛ КРЫЛО мотоцикла. Всего лишь КРЫЛО.
Сломал крыло и остался жив.
Блин.

А вчера, в деньрожденных поздравлялках обнаружился очередной прикол. В последнем креативе-фанфике я взяла за основа потыренную из инета легенду о том, как Шива превратился в оленя, другие боги погнались за ним, но Шиве-оленю удалось вырваться из их рук, при этом он обронил рог. Далее, по источнику, рог превратился в лингам - очень специфической формы ритуальное сооружение.
У меня олень превратился в антилопу - для того, чтобы уменьшить размер рогов до складных в карман :), или хотя бы торбу.
И сам рог стал мистическим артефактом, который передавался из рук в руки. А затем сыграл роль иерихонской трубы.
Каково же было мое удивление, когда [livejournal.com profile] midday_22 прислала такую картинку.

Которая, оказывается, находится среди первых, если набрать в гугле "Рог Шивы".
Честное слово, я раньше этого не видела!
Материалы к фанфику я искала во время поездок на телефоне и, помнится, вполне удовлетворилась первым результатом, не заходя в остальные. Да и первый результат дочитала ровно до конца нужной фразы. Ведь это же фанфик, баловство, писание воодушевленной чуши. Сказка.
А потом тебе присылают картинку из реала: "Вот твоя сказка".
Офигеть.

Profile

jacklinka: (Default)
jacklinka

March 2017

S M T W T F S
    1 23 4
56 7891011
12131415161718
19202122 232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 10:46 am
Powered by Dreamwidth Studios