jacklinka: (andorra)
В ту, прошлую, пятницу - был день Святого Патрика. и я завернулась в травяную кофточку и шарфик цвета свежепролитой зеленки. Мы сели в машину и двинулись на север, и удивленно признали, что Ирландия ныне повсеместно, вседоступно и даром: все холмы покрылись густейшей, без проплешин, травой цвета того самого бриллиантового зеленого. Зрелой, яркой, аппетитной, вечнозеленой - на целый месяц вперед! И почти на каждом пригорке художественно паслись ирландские коричневые коровы. Ирландия - шаг вперед, еще один шаг - Хоббитания, , и каждая пустошь, каждый лысый песчаный холм, каждый обитатель пустыни обрядился в зеленую сорочку, а на сорочке сами собой проступили вышиваемые узоры: алые капли маков, желтые кисточки горчицы, синие брызги люпинов, белая россыпь летнего цветочного снега. А в эвкалиптовом лесочке по зеленой подстилке рассыпано черно-белое - целая стая аистов! По хоббичьей траве, по хоббичьим угодьям, переполненным тем, что так хочется унести в крыльях.
А потом поднимались с [livejournal.com profile] janataha по странному городу Цфату, голубому и какому-то не особо стоящему на земле. Городу, состоящему из лестниц - то бесконечно поднимаешься, то бесконечно спускаешься,то кружишься - вверх-вниз, вверх-вниз. Городу, начинающемуся со странного старинного кладбища, где могилы праведников выкрашены голубым; странная разбросанная серо-голубая мозаика. А когда подходишь ближе, то понимаешь, что эти могилы - безо всяких надписей и табличек: просто камень и просто голубой. А над могилами идут смешные мостки для коэнов и полозья для совсем уж аттракционных коэнских санок, и мы ходили по этим мосткам, не касаясь бренного. А в молельных местах лежат ириски: жертвуешь денежку и берешь конфетку, и Макс набрал себе целую горсть священных цфатских конфет.
А сверху открывается вид на окружающее все, переодетое сегодня изумрудной Ирландей,и эта Ирландия долинна и гориста, и горы ее туманны, и сизы, и немного растворены в пространстве, и я впервые увидела, как туман обретает цвет - не серое облако, а настоящий голубой, синий туман.
Странный он все-таки город. Город каббалистов, смотрящих на него сквозь свою призму, город художников, смотрящих каждый через призму свою. Город без банкоматов - мы без копейки в кармане искали, но тщетно - похоже, деньги слишком материальны для него. Город, сам собой придумывающий свои истории и легенды - не обязательно правдоподобные, но с обязательными чудесами.
Город, где в самой старой израильской сыродельне мы купили непременный цфатский сыр, и он тоже оказался под стать городу - другим, странным, совсем не тем, что к чему мы привыкли под названием "цфатский сыр". Твердый, жирный творожный белый сыр, похожий на болгарский сирене, но только ужасно соленый. Почти как пустынный бедуинский, наполовину состоящий из соли. Но не верблюжий, конечно, ну какие в Цфате верблюды? Овечий шерстяной сыр из белого сукна, хранить двести лет без всяких холодильников.
И знаете, что было самым удивительным? Нет, ничего из увиденного, попробованного на глаз, зуб, нюх и ухо. А то, что я не устала. Целый день носилась по лестницам и не устала совсем. Не выдохлась. То ли воздух был виноват - голубой, холодный и невесомый, такой, что дышит за тебя сам. То ли город, который я еще не успела узнать и полюбить, сам протянул мне руку.

Read more... )
jacklinka: (holmes)
Пустыня бывает разной.
Бывает непустая пустыня, где среди твердого желтого песка там и сям пробиваются мелкие тощие кустики, колючие и высушенные с рождения.
А есть пустыня пустая, где земля настолько бесплодна, что сущность ее переходит за какую-то принципиальную грань, меняя смысл и предназначение: эта земля не для рождения жизни, она здесь для чего-то другого. Чего-то еще более древнего, чем жизнь.
И эта земля, несомненно, красива.
Фотографии этой земли можно с легкостью перевести в желтый, синий, зеленый или фиолетовый спектр - ни дать ни взять инопланетный пейзаж.
Потому что здесь он и вправду инопланетный, родной, бредбериевский - красные марсианские горы, красный марсианский безжизненный песок. Сам по себе красный, сам по себе неземной - безо всяких фильтров.
А на марсианские пригорки залезают шумные туристы и деловито фотографируются, но хитрые пески мгновенно меняют окраску, не желая выставлять на фотографии свою принадлежность, свой истинный цвет.
Реальность раздваивается: глаз видит чистейший Марс, а на снимке выходит - наша Земля.
Переводишь взгляд - нет, и точно Земля, сочная бордовая терракота, как у самой старой, ископаемой керамики, и камень стекляннь стучит под ногой, шелушится - не рассыпается мягким меловым камнем, а бьется непрозрачной карминной слюдой с острыми и тонкими краями.
Целый край, от горизонта до горизонта, покрытый красными исполинскими обломками - кирпичная фабрика жизни, каменные копи всего живого, где глина еще не стала глиной, а горшок еще не принял идею горшка.
И бродя среди этих гор, понимаешь вдруг:
первый Адам был из терракотового камня, и первая Ева тоже.
И оба они были сделаны из одного ребра.

А намного позже смуглые адамы, сохранившие в себе немного терракоты, рыли здесь кротовые дыры в земле и рисовали смешные граффити на стенах: палка-палка-огуречик. Огуречик и две палки сверху - горная серна, длинношеяя нота с лапками - страус. "Представляете, это рисовали взрослые дяди", - сказала я детям. А потом заметила, что когда долго выискиваешь глазом прочерченные стилосом, но непрокрашенные рисунки на горных стенах, то, задрав голову вверх, начинаешь их выискивать и на небе. А ну как кто нарисует квадратик с колесиками - небесную колесницу? И дневные звезды, и абрисы созвездий на голубом утреннем ватмане. Ведь нарисовал же кто-то на нем луну.
Фотки... )
jacklinka: (owl)
Моя новосибирская тетя-христианка, побывав много лет назад в Эйлате, привезла оттуда такую фразу: "Смотришь на этих рыбок и понимаешь, что вот еще одно доказательство сотворенности мира."
"А почему?" - спросила я ее.
"А зачем бы природе, самой по себе, творить такую красоту?"
И каждый раз, разглядывая это яркое причудливое великолепие рыбок и прочих форм жизни, я вспоминаю эту фразу. Потому что эти смешные, будто собранные из разноцветных кусочков, раскрашенные то в полосочку, то в горошек, рыбки, выглядят подозрительно художественно. Будто собралась развеселая группа дизайнеров и стали они соревноваться: кто выдумает самую вычурную и расписную рыбу. А потом взяли все эти студенческие проекты и пустили в производство. И от этого ощущения искусственной, интеллектуально построенной, нерационально излишней вычурности совершенно невозможно отделаться. А потом, когда начинаешь изучать повадки и странности этих странных существ, отделаться невозможно тем более.

А мы бродили среди аквариумов кораллового рифа и стучались к рыбкам в окно, а рыбки разглядывали нас и думали, что у людей окрас тоже бывает очень разнообразный, но повадки у них совсем одинаковые - ходят и ходят вдоль прозрачной стены, и стучат плавниками в эту стену, а потом исчезают где-то за границей видимого мира.
А в самом большом аквариуме над нами плыли акулы, и глаза у акул были огромными, холодными и умными глазами, и зрачок у них вертикальный, как у кошек, змей и недобрых пришельцев. "Мама, посмотри, у них совершенно осмысленный взгляд, как у человека. Мне даже немного страшно", - сказала Вика.
А мы подпрыгивали, пытаясь достать руками летающих над нами скатов-стингреев, прозванных на иврите "рыба-летучая мышь", потому что они и вправду летают, машут крыльями, эти невероятные подводные птицы, и за ними тянется длинный острый жар-птичий хвост, обжигающий подводным огнем. А потом переводили взгляд на прочих тропических рыбок, и понимали, как никогда в жизни, что птицы плавают в небе, а рыбы летают в воде, и машут плавниками-крыльями, и нет никакой принципиальной разницы между синим вверху и синим внизу, и это синее отлично рифмуется вместе со всеми своими жителями, и разнится всего лишь фамилиями дизайнеров.
Одного начальника ангельского бюро звали Верхний Птиц, а другого - Нижний Рыб.
И они определенно друг у друга подсматривали.

Картинок мало... )
jacklinka: (owl)
Наутро было обманчивое солнце и почти зимний пустынный бесснежный мороз; иорданская граница с таможней, охраняемой нашими скучающими солдатиками; стратегические финиковые плантации и луковые поля вдоль границы: в случае нападения закидаем иорданцев финиковыми пулями и луковыми бомбами! Лук мы поначалу перепутали с яблоками - и немудрено, такой он был ядреный и желтенький - ни дать ни взять наливные яблочки, растущие прямо на земле, без всяких ненужных веток и стволов. Именно из такого гигантского лука испекли самые вкусные в мире луковые колечки, которые мы, две самые голодные в мире буратинки, ели на Острове Свободы - и младшей из буратинок они поменяли взгляд на все луковое.

А мы потом завернули в птичий уголок - крохотный болотный оазис, построенный специально для перелетных птиц - дюймовочкиных ласточек, летящих в Африку. И так заслушались лекцией о птичьих миграциях, что забыли обо всех тщательно выстроенных планах. А я думала о том, какая же это мощнейшая сила, влекущая птиц дважды в год перелетать половину земного шарика - опаснейший, выматывающий путь! Вот еще одна из ежедневных, обыденных земных тайн - почему, откуда? Как в птичьем тельце включается записанная программа, механизм, не менее мощный, чем механизм любви? И птицы, заколдованные этим механизмом, не могут ему противостоять - их неудержимо тянет в дорогу, точно также, как меня ежегодно тянет в дорогу эта врожденная страсть к перемене мест - все тот же перелетный механизм!
А через полгода птицы возвращаются туда, где вышли из гнезда - что их туда влечет, почему не могли остаться в Африке? И мы точно также возвращаемся в то место, которое считаем своим домом - и дело вовсе не в школе или месте работы.
И какой же мощный генетический взрыв произошел в ледниковый период, когда эта перелетная программа записалась в птичьих генах! И как в принципе возможно противостоять ей - этому гипнозу, наваждению, запечатленному в твоих основах основ? Но нет, оказывается, крупные и умные птицы способны менять, выбирать место зимовки - а значит, выход все-таки есть, и есть у нас, родимых, тоже, несмотря на все выстраивающие нас с детства программы.

А в конце лектор-птицелов выпускал окольцованных птиц на свободу - и было удивительно и трогательно смотреть на взрослого парня, извлекающего мелких певчих воробушков из холщовых мешочков и нежно, и крепко обнимающего их пальцами:"Не каждому дозволяют держать птицу. Я, например, пять лет учился, прежде чем мне позволили."
"У птиц лапки полые и поэтому их нужно держать, обнимая, но не сжимая, чтобы не сломать"
И еще: "Видите, птица чувствует, что я спокоен, и поэтому она тоже спокойна"
И: "У ласточек длинное тельце, и поэтому их можно держать в руке, как мороженое"
Окольцованное мороженое - серая пустынная ласточка выпорхнула и села на соседнее дерево. Ей явно не хотелось улетать.

А мы пошли в сувенирный магазин, где купили птичьи футболки: мне серую с жирненькой куропаткой, а Элинорке желтенькую, цыплячью с хорошенькой, похожей на снегиря, птичкой с круглым красным брюшком.
"Ханкан нуби" - называлась птичка. Мы ее немедленно окрестили "ханкан нозли" - жидким азотом.
"У этой птички довольно специфичные привычки", - сообщил нам наш лектор. "Это птица-убийца. Сама певчая, она убивает других певчих птиц и выклевывает им мозг - ее любимое лакомство. А затем самец нанизывает своих жертв на палочки и гордо вывешивает их перед самками."
"Какая милая птичка! Просто аццкий цыпленочек", - подумала я.
"И поэтому она зовется ханкан нуби - нубийский душитель"
"А я в детстве читал про нее! Она по-русски называется сорокопут жулан!" - обрадовался Макс.
Элинорка гордо несла очаровательного нубийского душителя на своей желтой цыплячьей фуболке.

Немножко фотков.... )
jacklinka: (holmes)
Вчера вечером неслись в Эйлат через всю страну, оставляя за собой конскую дорожку из невыученных уроков, незакрытых багов, незалеченных болезней, нерешенных задач, и ненайденного архитектора. Ветер веет, кони скачут, пусть развеют и наши невзгоды.

А пустынное небо отливало звездным люрексом, частым и вопиюще ярким: не пожалели на сей раз серебряной нити. И серебряные пустынные кусты, похожие на сухопутные кораллы, выплывали из непроглядной темени, а по краям пути возникали знаки: осторожно, ночные верблюды и осторожно, восклицательные знаки. Ночные восклицательные верблюды мирно паслись в своих стойлах, а дорогу перебежала крошечная, размером с кошку, серебряная пустынная лисичка с большущими ушами и роскошным хвостом.

Дитя Тардиса резво несло сквозь этот звездный коктейль пятеро шумных придурков и сто пятьдесят необходимых мешочков, и я, на переднем пассажирском сидении, радовалась, что, хоть и не могу толком поставить ноги на пол, по крайней мере, не еду, лежа плашмя под чемоданом. Вы никогда не ездили, будучи в процессе езды изнасилованы чемоданом? Должна сказать, что это неудобно. Потому что чемодан в 26 инчей и 26 кило, лежа на тебе и упираясь в тебя жесткими краями, кажется в семь раз тяжелее. Это мы так в Америке в аэропорт продвигались. Незабываемое ощущение, я скажу.
Впрочем, ехать в Эйлат, впитывая разлитый сидр штанами и прочим мягким местом, тоже удовольствие специфическое. Хотя я понимаю, что это необходимая часть приключений. И меня теперь можно звать "Жаклинка - пьяные штаны".

А в Эйлате, летом ставящем рекорды по человеческой выносливости в перманентной сухой сауне - вот уж никак не приходило в голову, что зимние куртки, взятые чисто для проформы, там действительно придется надевать, и не просто надевать - кутаться в них! Нет, это уму непостижимо - зимой, в куртках, в Эйлате! При обещанных, между прочим, +20 градусах! "Купальники мы все-таки не возьмем", - сказал Макс, и я еще сомневалась. Жаль, что мы не взяли зимние шапки!
Потому что вечером градусник показывает плюс четыре. Бог мой, в Эйлате! Это наши физики на пари раскрутили шарик, определенно. Не меньше раскрутили, чем с тем шквальным ледяным ливнем в Иерихоне, под которым мы мгновенно промокли до нитки, притом, что Иерихон - это Иудейская пустыня, и дожди обычно соизволяют посетить его разик в год, да и то скромно и скупо.

А сегодня мы спим среди марсианских красных гор, справа - эйлатские, слева - иорданские. Сумасшедшая Жаклинка и ее не менее сумасшедший цыганский табор спят не в гостинице, как все нормальные туристы, а в крошечном домике среди гор.
jacklinka: (santa)
Сегодняшее.
У нас тоже зима! Утром пришлось прогревать полностью обледеневшее лобовое стекло. Дитя Тардиса радует нарисованной дорогой со снежинками - но, похоже, снежинки существуют только в его воображении.
And more frost

Frost in Israel
jacklinka: (antique)
Сегодня утром я проспала школу. Будильник, по совместительству работающий телефоном, был аккуратно приглушен спящим пальцем, а непроснувшийся мозг ушел досматривать что-то свое, пожелавшее остаться мне неизвестным.
Мозг соизволил проснулся, только когда школьный автобус уже ушел.
Как хорошо, что это не я опаздываю в школу, заметила я, и пошла будить детей. Дети к очевидному опозданию отнеслись весьма индифферентно. "Скажите, что мама проспала", - напутствовала я их.
А сама отправилась мыть голову - опоздание в школу не отменяет чистых голов.

Так что, вместо того, чтобы сдать детей школьному автобусу, я сегодня работала таксистом.
Высадила Томаса на задах школы - ему оттуда ближе бежать, и повезла Элинорку вокруг, к главному входу.
- Ты из кибуца? - Спросил меня школьный сторож. Новый какой-то, пожилой, они в школе постоянно меняются. - Я ее там видел - показывает на Элинорку в узнаваемой ярко-розовой курточке.
- Да, - отвечаю вежливо, - мы кибуцные.
- А ты знаешь, зачем мы живем? - спрашивает.
"Ого. Очередной посланник ноосферы", - думаю, и прислушиваюсь к мокрой еще голове, холодно ей или нет.
- Знаю, - говорю, и намыливаюсь обратно в теплую машину.
- Я недавно читал книгу одного умного человека, - тем временем, не открывая ворот, продолжает сторож. - Он израильский режиссер.
Сторож назвал совершенно неизвестное мне и незапоминаемое имя.
- И он спрашивает, зачем мы живем среди всех этих проблем и страданий? - сторож широко повел рукою, охватывая небо, землю и преимущественно охраняемую им школу. - Он пишет, что мы живем, слушай: во-первых, ради женщин, - сторож недвусмысленно показал на меня, - во-вторых, ради детей, - мы с ним одновременно посмотрели на Элинор.
Сторож спохватился и начал открывать ворота.
- А, в третьих, ради мудрости.
- А, - начала я, но он не дал мне досказать.
- А еще, знаешь, что я думаю? Что, даже если в жизни не все хорошо, главное - то, что жить интересно!
- Жить всегда интересно, - соглашаюсь я.
- Вот когда смотришь фильм, если там все хорошо, то что? Правильно, скучно смотреть. - сторож развел руками. - А если там злодеи и все рушится? - Теперь сторож махал руками, изображая как конкретно все рушится, - то тогда..
- Держит в напряжении, - киваю я.
- Тогда интересно! - заключил сторож. - А где ты живешь, в Авихайле? (поселок, где расположена наша школа)
- Нет, - говорю, - я из кибуца.
И пошла к машине, досушивать голову. И думала, интересно, чего такого у меня на лбу написано, если незнакомые люди, увидев меня, начинают выдавать философию о смысле жизни?
Пусть даже такую незатейливую.
А все равно приятно.
jacklinka: (santa)
Хорош, чертяка. Задолбали его уже этим Рождеством!
Хайфский  Санта-Клаус. Проживающий в доме с надписью "Дом Санта-Клауса"
DSCN6611

Read more... )
jacklinka: (santa)
"Мама, послушай, это нелогично! Мы только что видели Деда Мороза, и вот нам его дали на съедение!"
Честно говоря, мне нечего было ответить на эту сентенцию - ребенок впервые побывал на русской елке, с полагающимся Дедом Морозом, Снегурочкой и Бабой Ягой (последние - две в одной). В конце представления нам выдали шоколадного Деда Мороза почти в натуральную величину.
Дитятко попросило сохранить обертку.
И вот вчера на столе красовалось такое прекрасное художественное произведение. "Мама, это у него пупик", - объяснило дитятко. Из чего я сделала вывод, что Дед Мороз - все-таки человек. Или, по крайней мере, плацентарное и млекопитающееся.
Особенно пикантно смотрятся рыжие волосы на груди Деда Мороза (да, это именно они).
А нога намекает на участие в Параолимпийских Играх. Бег Дедов Морозов в собственных мешках.
Но ребенку я этого, конечно, не скажу.
Главное - борода и подарки, так?
2017-01-06_03-14-36
jacklinka: (santa)

Все кругом подводят итоги года. А я итоги года подводить не хочу. Все, что прибивало к земле - пусть останется в прошлом. Все, что над землей поднимало - возьмем с собой в Новый год. Вот так, совершенно ясно и четко.

Дальше... )
jacklinka: (santa)
Бродили позавчера с Галиной [livejournal.com profile] proshe_prostogo по предрождественскому Иерусалиму. Думали заняться "охотой за елками", но рождественских украшений в христианском квартале еще совсем мало, то ли рановато еще, то ли они здесь не в моде. Поэтому чего нарыбачили, того нарыбачили - Вечный Город со своей особенной атмосферой.
А атмосфера в Иерусалиме и вправду особенная - каждый раз приезжаю туда, как в другой Израиль. Да взять погоду - во всем остальном Израиле шли проливные дожди, а в Иерусалиме было сухо - может быть, это потому, что мы забыли дома зонты? Во всем остальном Израиле достаточно тонкой куртки и кроссовкок - в Иерусалиме мне совершенно не было жарко в теплой куртке, шарфе и меховых сапогах!
И эти мощные замковые камни Старого Города - во всем остальном Израиле они музейные, бесполезные, нежилые, а в Иерусалиме они - живые. Вечный город с непрерывающейся вечной историей. Нет, я его пока не научилась любить, но нездешнее ощущение от него не проходит.
А пока пусть будут фотографии.

Главная Иерусалимская елка. Да, она на крыше. И она круглогодичная - летом от нее остаются железные елки-палки.
А в этом году она белая и вообще пагода.
IMG_20161216_123943
Read more... )
jacklinka: (owl)
Четвертый день слушаю, дышу и впитываю дождь. И это и вправду чудо, потому что неделю назад в гугловском прогнозе стоял 1(прописью - один) день дождя. Затем прогноз смилостивился и сменился на три приличных дождевых дня - среду, четверг и пятницу. А в субботу небу полагался нерабочий день - суббота. И далее по предложенному гуглом графику - опять солнце.
Но сегодня снова был дождь. Элинор потребовала сразу 3 зонта и через час обнаружилась грязной и мокрой не только снаружи, но и изнутри одежды.
А вечером мы бродили в резиновых сапогах по мокрым дорожкам и дышали-дышали-дышали. И даже пришлось надеть вязаную шапочку.
А вчера...нет, позавчера я возвращалась с работы по шоссе с разлитыми, как из ведер с цветной светящейся краской, дорожками огней. Красные клубничные дорожки сменялись зелеными травяными и желтыми медовыми, и я скользила по всему этому разноцветному великолепию, перепрыгивая с дорожки на дорожку, и лучи фонарей собирались в салютные снопы, дотягиваясь до водителей и пешеходов, и радио в каждой второй песне обязательно пело о дожде.
А вечером слушали дождь за окном, из черной непроглядной темени, как позывные из космоса: вот он осторожно стучится, вот он скребется, вот он усиливается кометным ливнем и осыпает стучащими дождевыми горошинами крыши, и навесы, и деревья, и дорожки, и соседских собак.
Вот переходит на мерное убаюкивающее шуршание - дождь идет. Он и вправду идет, если прислушаться, шуршит подошвами, переступает, шаркает.
Джессика возвращается из лона дождя - мокрая, мохнатая, мягкая, сухая и теплая, если запустить руки поглубже в шерсть.
А в четверг и среду здесь царили ветра. Это так удивительно, когда воздух становится ощутимым и плотным, и тянет куда-то, и останавливает, и наводит свой собственный порядок.
А когда в этом сердце стихии зарождается дождь, это свершившееся чудо и небывалое зрелище.
Дождь начался секунд через десять после того, как я запостила для него фотографии.
"Иди сюда, ты такое любишь," - позвал меня сосед через стенку Йони.
И вправду - ах! За стеклом, на уровне нашего рабочего десятого этажа, царила сущая стихия. Водяные струи бесновались, они носились с бешеной скоростью, кружились, летели горизонтально, вниз и вверх! Дождевая вьюга, зримая, как белая снежная, бешеная, буйная, безумный, самозабвенный танец под ритмы грома и молнии - люблю, ах, конечно, люблю!
Действо длилось минуты три. Затем дождь снова прекратился. Но зато какой идеальный тайминг!
И я ни на секунду не в обиде на дождь за то, что проломил Дитю Тардиса упавшей толстой веткой лобовое стекло. Как можно обижаться на такое чудо? Дитя Тардиса очень удивилось, наверное, когда на него внезапно шарахнулось такое вот. Стихийное бедствие, космическая дубина нарушила герметизацию!
Завтра повезем его лечить, беднягу.
А пока наварили огромную кастрюлю самого зимнего на свете кушанья - чолнта!
Чолнт неотделим от зимы, как мороженое неотделимо от лета. Чолнт вышел густой, наваристый, с мелкими кусочками мяса среди разноцветных фасолек, рыжих морковок, тающего на языке сладкого батата, мелких, потемневших, упругих от долгой варки яичек и пузатых белых картошек. Не блюдо, а целый Ноев ковчег. И варить его полагается такими необъятными кастрюлями, чтоб хватило, как минимум, на весь Всемирный Потоп.
jacklinka: (witch)
И вот эти три капли называются "дождь"? Слабо-би-бо!
Продолжаем думать дождь.
Приходи, дождик, молочка нальем, сметанки дадим!

Радуга по линии электропередач. На самом деле, она двойная, но вторая видна была только нефотографическим глазом.
2016-12-01_09-08-31

Вот так надо.
2016-11-30_07-52-33

Read more... )
jacklinka: (pup_zemli)
Местный мир, как всегда, прекрасен и уникален.

По одной станции радио рекламируют исправление еврейских носов. "...Нос, о котором ты мечтала!" - вот так, в женском роде и откровенно гоголевское. Переключаю на другую - "у вас есть долги с процентами? Мы уже идем к вам! Тьфу, то есть мы избавим вас от долгов!" Долги в результате покупки нового носа, я так понимаю. Надо было сразу ставить нос с нюхом на деньги.

Вика учится вождению, а ее учителя зовут Арик Матос. То есть Арик Самолет. Фамилие у него такое. Я спрашиваю: "Каждый раз, когда ты к нему садишься, он говорит: "Взлетаем?"" Смеется: ну что ты за смешная мама.

А брат ее подружки Ротем, когда получал теудат зеут (удостоверение личности), записал себе среднее имя - Бамби. Потому что маму зовут Яэль - дикая козочка, а папу Эяль - олень. Все его теперь зовут исключительно Бамби, и мальчик этим страшно доволен и гордится, а потом он станет дедушкой Бамби, и я его совершенно представляю в этой роли.

А ее приятель Ницан купил себе аргановое масло для бороды. Спрашиваю - это чтобы борода росла? Нет, говорит, борода у него уже выросла, это чтобы она мягкая была. И спрашивают меня, можно ли арган мазать каждый день. Нет, говорю, арган каждый день лучше не надо, он едкий, а лучше масла разных орешков и прочие съедобные. Оливковое - пишет ему дочь. И обвалять в яйце и муке! И выпекать на 220 градусов!

А вчера было холодно - градусник в машине показывал вечером аж +10 градусов. На акробатике пришлось заниматься в обуви - стоять на этом ледяном полу босиком было просто невозможно. Но, в конце концов, согрелись, за час безумных прыжков. Выходим наружу - о, мы разогрели еще и улицу! Тот же градусник в машине показывал +18.

Джесси по осени порыжела, в цвет сухого листа и сухой травы, и теперь окончательно мимикрирует под окружающий мир. Я говорю Томасу, что когда все снова зарастет зеленым, ей тоже придется позеленеть.
jacklinka: (santa)
Ездили нюхнуть иерусалимской Европы - в Иерусалиме днем +11, все старательно закутаны в куртки и плащи, а у лютеран в той самой церкви с высоченной колокольней, что возле Храма Гроба Господня - новогодний базар. Было шумно и людно, и огромная очередь за колбасой в самом конкретном смысле - за горячими лютеранскими сосисками, а другая такая же длинная - за горячим новогодним духом в стакане - за глинвейном. Мы в очередях стоять не стали, но глинтвейн теперь сама сварю обязательно.
Немцы торговали наивным ручным вязанием, и расписными кружками, и обсыпанными сахарной пудрой штолленами, и марципаном, и сухим, как листочки, темным рождественским печеньем.
Пекли вафли в электровафельницах и наливали из кастрюльки смешную жидкую холодную рисовую кашу, поливая ее вишневым сиропом и посыпая орешками. Кашу они назвали "пудинг". Считали порции "айн, цвай", а у меня крутилось в голове "айне кляйне порося бегает по штрассе" :)
С тех пор, как я спрятала пост про пожары, они прекратились, дороги были открыты и дыму не было видно совсем. Раньше надо было догадаться!
Хочу к глинтвейну испечь настоящий штоллен. И имбирное печенье.

Немного предрождественского. Мало фоткала, мало! )
jacklinka: (andorra)
Немножно фоточек. Так, ничего особенного.
Read more... )
jacklinka: (tree_up)
Это высохшие, дряблые кактусы. Даже цвет потеряли. Фото с марсохода.
Черно-белые кактусы

Read more... )
jacklinka: (slon)
Представьте себе голубого коня. Вот такого дымчато-серого, как голубой британский кот. Огромного, раза в два поболее обычной лошадки, исполинского в холке, а особенно мощного крупом. И шерсть на загривке не лежит мягкой рассыпающейся лошадиной челкой, а стоит плотной голубоватой дымчатой щеточкой в тон. Есть в нем что-то древнее, эпичное и небывалое, нечеловеческое, неотсюда, еще дальше, чем динозавры.
И нрав дикий, видать, поэтому держали его в отдельном загоне.
Я никогда в жизни не видела мулов.
Я никогда в жизни не видела таких огромных мулов.
Я никогда в жизни не видела голубой инопланетной лошади.
А хозяин фермы разъезжал на другом муле - богатырском, под стать Илье Муромцу, увеличенном в четыре раза коричневом ослике в белых носочках и с черной жесткой гривой. Посередине спины у мула шла черная полоска, как у бурундука, а коленки были полосатыми, как у зебры. Весь зоопарк в одном коне.
А моя лошадка была в леопардовое пятнышко и кусала все, что попадется, от собратьев по стойлу до сухого сена, удобно растущего прямо вдоль обочины. Вот только не мяукала, а так полное сходство.
jacklinka: (holmes)
Дождя так и не было, и, кажется, больше уже не будет никогда.
Отчаявшись, травы учатся разлагать золото и превращать его в воду.
Мир шуршит, и стелется, и рассыпается под ногами.

IMG_20161015_155516

Read more... )
jacklinka: (owl)
Второй день в нашем эпизоде пространства, застрявшем в вечном лете, правят ветра. Ветра выдувают, выметают из всех уголков потрескавшееся пыльное лето, сметают его в кучки, кружат, скручивают и уносят куда-то на чердак.
А там, где облупилось лето, несмелыми пятнами старой кладки проглядывает осень.
Ночью осень дышит с потолка, мигает высокой луной и переставляет шахматы облаков. Днем лето, уперев руки в боки, стоит в проходе, раздумывая, а не выпить ли еще по маленькой. А ночью осень вытряхивает пыль из диванов, пылесосит запойное подстолье и выносит окурки. Ждет, готовится.
Мы тоже ждем.
Осень войдет в свои права с первым дождем. А пока она днем несмело сидит в прихожей и ждет.
А ночью выдувает из окон и раскладывает карты.
Нагадай нам, осень, зиму.
Мокрую, летнюю, шуршащую каплями, лопочущую ливнями зиму.
Зиму, где каждый листок и каждая клетка памяти вздохнут свободно.
Пусть будет дождь.

Profile

jacklinka: (Default)
jacklinka

March 2017

S M T W T F S
    1 23 4
56 7891011
12131415161718
19202122 232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 08:36 am
Powered by Dreamwidth Studios