jacklinka: (andorra)
В ту, прошлую, пятницу - был день Святого Патрика. и я завернулась в травяную кофточку и шарфик цвета свежепролитой зеленки. Мы сели в машину и двинулись на север, и удивленно признали, что Ирландия ныне повсеместно, вседоступно и даром: все холмы покрылись густейшей, без проплешин, травой цвета того самого бриллиантового зеленого. Зрелой, яркой, аппетитной, вечнозеленой - на целый месяц вперед! И почти на каждом пригорке художественно паслись ирландские коричневые коровы. Ирландия - шаг вперед, еще один шаг - Хоббитания, , и каждая пустошь, каждый лысый песчаный холм, каждый обитатель пустыни обрядился в зеленую сорочку, а на сорочке сами собой проступили вышиваемые узоры: алые капли маков, желтые кисточки горчицы, синие брызги люпинов, белая россыпь летнего цветочного снега. А в эвкалиптовом лесочке по зеленой подстилке рассыпано черно-белое - целая стая аистов! По хоббичьей траве, по хоббичьим угодьям, переполненным тем, что так хочется унести в крыльях.
А потом поднимались с [livejournal.com profile] janataha по странному городу Цфату, голубому и какому-то не особо стоящему на земле. Городу, состоящему из лестниц - то бесконечно поднимаешься, то бесконечно спускаешься,то кружишься - вверх-вниз, вверх-вниз. Городу, начинающемуся со странного старинного кладбища, где могилы праведников выкрашены голубым; странная разбросанная серо-голубая мозаика. А когда подходишь ближе, то понимаешь, что эти могилы - безо всяких надписей и табличек: просто камень и просто голубой. А над могилами идут смешные мостки для коэнов и полозья для совсем уж аттракционных коэнских санок, и мы ходили по этим мосткам, не касаясь бренного. А в молельных местах лежат ириски: жертвуешь денежку и берешь конфетку, и Макс набрал себе целую горсть священных цфатских конфет.
А сверху открывается вид на окружающее все, переодетое сегодня изумрудной Ирландей,и эта Ирландия долинна и гориста, и горы ее туманны, и сизы, и немного растворены в пространстве, и я впервые увидела, как туман обретает цвет - не серое облако, а настоящий голубой, синий туман.
Странный он все-таки город. Город каббалистов, смотрящих на него сквозь свою призму, город художников, смотрящих каждый через призму свою. Город без банкоматов - мы без копейки в кармане искали, но тщетно - похоже, деньги слишком материальны для него. Город, сам собой придумывающий свои истории и легенды - не обязательно правдоподобные, но с обязательными чудесами.
Город, где в самой старой израильской сыродельне мы купили непременный цфатский сыр, и он тоже оказался под стать городу - другим, странным, совсем не тем, что к чему мы привыкли под названием "цфатский сыр". Твердый, жирный творожный белый сыр, похожий на болгарский сирене, но только ужасно соленый. Почти как пустынный бедуинский, наполовину состоящий из соли. Но не верблюжий, конечно, ну какие в Цфате верблюды? Овечий шерстяной сыр из белого сукна, хранить двести лет без всяких холодильников.
И знаете, что было самым удивительным? Нет, ничего из увиденного, попробованного на глаз, зуб, нюх и ухо. А то, что я не устала. Целый день носилась по лестницам и не устала совсем. Не выдохлась. То ли воздух был виноват - голубой, холодный и невесомый, такой, что дышит за тебя сам. То ли город, который я еще не успела узнать и полюбить, сам протянул мне руку.

Read more... )
jacklinka: (holmes)
Вечером второго дня шел дождь; мы смотрели в окно и думали, размоет ли нашу лыжню: наверху этот дождь, вероятно, превращается в снег, но на нижней, пологой трассе он - самый обыкновенный ливень. Дождь заливал островки снега за гостиничным окном, которые вчера уже успел перекопать Томас; заливал странную скульптуру в дворике - человекообразное существо с нимбом и непропорционально маленькой головой, проткнутой железными прутьями; я все гадала, что бы она могла означать - ибо страдания Христа, либо страдания лыжников, но, вероятно, ни то и не другое, поскольку существо еще было одето в юбочку из тех же железных прутьев.

Наутро небо снова выкрасилось безоблачным ярко-голубым - здесь он темнее и синее, чем в Израиле. Дождя будто и не бывало, но ощутимо похолодало - и мы немедленно нацепили на себя нашейники и перчатки. Я, наконец, договорились с лыжными сапогами, они перестали мне давить и рассказали, как в них ходить - переваливаясь с пятки на носок, топ-топ, хлоп-хлоп, терминаторы наступают, медный всадник топчет асфальт. День начался обнадеживающе.

Мы плыли на гондоле вверх, а под нами лежал ровный, нетронутый, девственный снег - свежий, новый, воздушный, шелковистый. Он лежал на елочных лапках пухлыми подушками, а мелкие детские елочки укутал уютными толстыми одеялками - сонное, нетронутое снежное царство, видимое с высоты птичьего полета.
Старый Костя взял нашу группу на самый верх, на подъемник Шилгарник. Еще один полет вверх - ветер в лицо, мерзнущие руки держат палки, а внизу искрится снег. Пожалуй, я ни разу не видела таких откровенно дискотечных вспыхивающих искр на снегу.
И - отчетливые цепочки следов на снежных барханах. Странные следы - они пересекают вырубку под подъемником вдоль и поперек и уходят вверх и вбок, и куда-то в лес.
"Это следы диких зверей" - вдруг догадываюсь я. Но кого же? Следы крупные, с женские или детские. Значит, крупный зверь, волк или медведь?
А вот мелкие следы, дробные, остренькие, идущие почти в линию - косуля?

На подходе к верхней станции подъемника внезапно накрывает тишиной. Только что пели птицы, что-то шумело и шуршало - и вдруг ватная, глухая тишина сковывает уши - непривычно, странно и хорошо. Будто проезжаем ту самую, описанную в "Атлантическом лесу" точку тишины.

Скатилась я с Шилгарника довольно сносно, сильно болели мышцы от непривычно крутого уклона - все-таки мне еще не хватает правильной техники. Здесь шла другая синяя трасса - для основательно продвинутых начинающих. И снова дети невесомыми шариками перекати-поле улетали вперед, а я осторожненько, основательно и широко перекатывалась позади. Но все это, на самом деле, было неважно - важно то, что год назад я об этой трассе и помыслить не могла!

А после полудня началась капель -
"дождь из ясного неба", как сказал Томас. Деревья исходили дождем, и шум стоял, как от самого настоящего дождя, а капли сверкали зеркальными метеоритами.
А когда с крыши лыжного кафе закапало талым снегом мне за ворот, я была этим чрезвычайно довольна.

Третий день прошел удивительно легко - ботинки волшебным образом перестали жать, мышцы мгновенно восстанавливались, и сил после лыжни осталось еще половина батарейки. Так что мы вечером еще побежали на каток, где Томас сталкивал обучающих пингвинов, а мы с Викой тренировались ездить обратным ходом, попеременно врезаясь в Томаса и пингвинов.

На четвертый день мы покинули группу и стали кататься самостоятельно; снова забирались на гондоле вверх и провожали взглядом следы: вот два следа впереди, рядом, и два позади, один за другим - вероятно, заяц, вот крупные следы от заостренных копыт - дикий вепрь? А я обалдело отмечала, что сбылась очередная дурацкая детская мечта - увидеть следы диких зверей на свежем снегу.

А потом мы перепутали подъемники и улетели не на ту гору. Не на той горе не было синей трассы, а была только красная - длинная, красная, вертикально отвесная, уносящая куда-то в красную преисподнюю горы. И я струсила. Объяснила себе это мамашкинской ответственностью, перевешивающей нормальную спортивную смелость. И мы пошли сдаваться смотрителю-ключнику: спаси нас, вытащи нас отсюда! Смотритель остановил подъемник. Смотритель приказал нам снять лыжи - вы не лыжники, вы трусы! И, держа лыжи в руках, мы покатились вниз. И тут же почувствовали, как величайший стыд сменяется величайшим счастьем: мы увидели то, что не видит практически никто. Перед нами огромной чашей распахнулась заснеженная, поросшая елью долина, вся залитая солнцем. А мы падали в нее сверху, медленно, как во сне и отвесно, как на американских горках, скользили над ней вниз, несомые железной птицей Рух, а в лицо бил горный воздух, такой тонкий и хрустальный, что казалось, он дышит за тебя сам.
"Мама, смотри, оказывается, Банско лежит на дне огромной миски между гор", - сказал Томас. И вправду, внизу, как в романах о путешественниках, простиралась бесснежная круглая горная долина, полная кирпичиков розовых крыш, а вокруг нее со всех сторон плотно вставали зеленые горы с белыми шапками.

Мы благополучно пересели на Шилгарник и унеслись на правильную трассу. Из которой я вынесла один правильный урок - ехать на попе намного удобнее, чем на лыжах. И, когда падаешь на полном лету, успеваешь сэкономить силы, прокатываясь полгоры на мягком месте в лыжных штанах. Главное - не потерять лыжи. И палки. И голову. Хотя нет, голову - разрешается.

А потом сидели все втроем в лыжном кафе. Лыжное кафе можно определить по звуку, закрыв глаза - по нему непрестанно, гулко и дробно ходят слоны. Топ-топ-топ. Дум-дум-дум. Бесконечная барабанная дробь, сливающаяся в один топающий шум. Вот тдут голодные слоны и голодные терминаторы. Терминаторы хлебают суп из пилешки и жуют толстые желтые чипсы.

На прощанье втроем весело катались по короткому Коларски, к вечеру он уже изрядно был перекопан сноубордами и покрылся горками и трамплинами - мы то огибали их, то подлетали вверх с воплями. А потом усталые дети отправились вниз с гондолой, а решила проверить, реально ли, как писала lean73, долететь вниз до Банско за 20 минут. В прошлом году нашим рекордом было 40 минут. А гондола идет полчаса.
Разогнавшись хорошенько, я, разумеется, в очередной раз свалилась мешком. И к раненой правой руке добавилась раненая левая. Так что теперь все симметрично.
Но главное - я долетела за 25 минут. А если вычесть падение - то за все 20. На последнем, равнинном этапе подтягивала себя палками - бегать в этих железных "испанских сапожках" все равно никак невозможно.

На пятый день я упихивала в чемодан розовый эликсир, и эликсир из сосновых шишечек, и черничное варенье, и сок черноплодной рябины, и сыр, и еще сыр, и сидр из лесных ягод, и яблочный сидр с мякотью, похожий на забродивший сок по три копейки из детства. Хорошо откормленный чемодан весил 26 кг и как хорошо, что мы этого не знали.

А потом отправились на лыжню без лыж - и солнце светило так старательно, что мы разделились до футболок. Удивительное чувство, когда тебе одновременно жарко и холодно: меховые сапоги проваливаются в скрипящий снежный наст, и мерзнут промокшие пальцы, и одновременно - почти летняя жара. И я скажу, что и снег в этой Болгарии ненормальный, перевернутый - если он не тает ни от такого солнца, ни от дождя.

Мы лепили снеговика - непременное зимнее занятие жителей бесснежной страны. Снеговик получился знатный, самый настоящий - с носом- еловой шишкой, волосами из лапника и глазами-камушками, за отсутствием угольков. Этими камушками Томас стрелялся из рогатки в пролетающие сверху гондолы, потрясающе похожие на флипы из "Гости из будущего". Один флип был успешно подбит. Точнее, ранен. "Попал в дно!" - оборадовался Томас.
Я, как приличная мама, уговаривала ребенка не бить окна, но что поделать, если рогатку купила ему сама, и идея стреляться в гондолы была тоже моя...
А снеговик из нетающего, похожего на соль снега, теперь встречает лыжников у конца трассы, по правую руку. И простоит там до конца лыжного сезона. А может, и до самого лета.

Снова ехали обратно в минибусе типа "маршрутка" через всю Болгарию, а в прицепе сзади громыхали чемоданы, и я думала, что если прицеп оторвется, чемоданы исчезнут в болгарской ночи, пахнущей талым снегом, и кетчупом со вкусом лечо, и солеными звездами из брынзы. А перед выездом из Банско прокатились сквозь неглянцевую, нетуристическую часть города. И тогда я поняла, что этого города не видела вовсе - этих приземистых домов в темных косынках и прямых юбках, как у бабушек-уборщиц в лыжном кафе; этих толстых беленых стен с вделанными в них круглыми серыми камнями. А еще тяжелых деревянных ворот, и окон с выгоревшими наличниками, и рассыпанных по мостовой поленниц, и узких змеящихся улочек, ловящих зазевавшегося туриста на красный петушок-леденец на крыше. А изрядно заблудившись в пространственно-временном континууме, выходишь к школе - ни дать ни взять моя советская школа номер 40, белый параллелепипед с красными панелями, окруженный хрущевками и девятиэтажками - что она делает тут, в зыбкой электронной современности? А рядом с городским парком освещенная будочка постового, и вовсе сбежавшая откуда-то из пятидесятых. И в марте месяце горит елка, и тарахтит старый поезд на узкоколейке, и где-то в ночных полях сияет разноцветными буквами магазин "Буратино". А в "маршрутке" не работает обещанный вайфай, и это не кажется странным - до вайфая еще лет сорок по прямой, и шестьдесят, если закоулками.
jacklinka: (holmes)
Первый день был знакомством с лыжней - как ты там? Удержишь ли? Приведешь ли ровно или укачаешь, опрокинешь, заблудишь?
Гондолы все также плыли над тем же лесом, только елки за год выросли почти вдвое - вместо детсадовских песенных елочек внизу проплывали разлапистые, упитанные еловые дошкольники.
А на дверях гондолы все та же щекочущая языковые сосочки надпись на болгарском: "Внимание! Автоматичны врати! Държите краката и ръцете настрана..." Прокатываю во рту этот болгарский твердый знак: как они произносят, дыржите, држите? Как же хорошо, когда вокруг тебя все двери - врата. Как в Италии, где все двери - порты и порталы. А ноги - краката, "крючки" - говорит мой белорусский муж, и я думала,что это он так ругается..А руки - руцете, руце, и так каждое слово - понимаешь, откуда взялись все эти русские варианты корней и суффиксов. Все эти сторона-страна, детский-произносится децкий, а деце - по-болгарски ребенок. Не страна, а сплошной окружающий лингвистический пир.

"Снег похож на соль", - сказал Томас. - "На много-много соли."
Мы не стали сразу искать подходящий лыжный класс, а начали тормошить память мышц: съехали с простых горок - ура, земля не перевернулась вверх ногами, затем прокатились пресловутые 7 км вниз - лыжня держала, и расступалась перед нами белым болгарским рушником - приняла нас, отлично!
А когда, наконец, пошли искать лыжного инструктора, нас отправили...к Старому Косте. Нет, но какова вероятность - из двухсот инструкторов снова попасть именно к Косте? Видимо, у Вселенной по отношению к нему гештальт тоже не был закрыт.
В группе оказались одни дети, от восьми и до семнадцати лет, я - единственная взрослая. Половина израильтян - и меня немедленно назначили переводчиком. Вика отправилась в другую группу, для самых начинающих, и тоже стала там переводчиком с болгарского русского: вездесущие израильтяне, разумеется, были и там.
Назавтра Костя нас повел наверх, на подъемник Коларски, на ту трассу, которую мы с трудом съехали с Томасом в прошлом году, посчитав ее абсолютно сумасшедшей - тоже синяя трасса, тоже для начинающих, но для более продвинутых. В прошлом году нас несло с нее, как две безумные пули - мы едва удерживали равновесие, не в силах остановиться. В этом году с группой мы съезжали медленно-медленно, и она показалась совершенно нестрашной. А потом еще раз - чуть быстрее. А потом снова - еще быстрее. Дети, невесомые, как кузнечики, мгновенно улетали вперед, а я, тяжелая толстая мама, медленно и осторожно плелась в хвосте - ничего, я тоже научусь, только у меня вес в два-три раза больше вас, и если я покачусь, то уж кубарем, как медведь, ломая весь окружающий лес из лыжников-елок-лыжных палок...

Я и покатилась, уже позже, тренируясь в мини-слаломе, когда повороты делаются практически на одной линии, без широкого выраженного серпантина. Нет, нас этому еще не учили, это я сама проверяю собственные возможности. Свалилась самым идиотским образом, оцарапав до крови пальцы о снег, жарко же, и я без толстых противных перчаток! Кто бы знал, что этот снег твердый и острый, как камень!
Так что второй день был для меня днем травматизма - утром я первым делом свалилась на выходе с подъемника, уронив за компанию всех сидящих рядом соседей.
Пригнулась - тело мгновенно вспомнило движения капойэры, но недостаточно низко - и меня шибануло по голове подъемником. Не столько больно, сколко обидно! А спасли мою несчастную голову лосиные рога - я катаюсь тут в развеселой шапочке с лосиными рогами. Но все равно, я теперь ушибленная в голову подъемником, здрасьте!

А эти лыжные сапоги! О, это дьявольское изобретение! Я про себя называю их "испанский сапожок". Вашу ногу туго запирают четырьмя замками, так что ее невозможно согнуть в ступне. Ходить в этом орудии пыток совершенно невозможно, они и не предназначены для хождения, только для спуска по горе! Но в них приходится тащиться к подъемнику и подниматься там по лестнице - каждый шаг через боль, каждая нога весит сто пятьдесят тонн!
Испанские инквизиторы определенно перевоплотились изготовителями лыжного снаряжения - это ж такое укрощение плоти, какое им и не снилось. Пока доберешься до трассы, укротишься по самое немогу!
jacklinka: (holmes)
Наутро встаем на лыжи; лыжный агент уверяет нас, что однажды научившись горным лыжам, забыть это невозможно. Я сомневаюсь: еще совсем свеж опыт двухлетней давности, когда я со своим "а чего такого, я умею кататься!" - году этак в двухтысячном на Хермоне, насмотревшись на слаломистов, я тоже начала похоже крутить попой - тогда это чем-то напомнило мне сальсу. Так вот, оказалось, что тушка моя напрочь, абсолютно забыла этот специфический способ попокручения. И, выехав на трассу для начинающих, я немедленно упала, а поскольку на мне были эти проклятые лыжные ботинки, то с непривычки не могла встать. Совсем. Никак. Добрый самаритятин, проезжавший мимо, предложил руку, к счастью, хотя б не сердце, я согласились, он потянул. И я заорала на весь Хермон и близлежащую Сирию - жутчайшая боль пронзила мое левое колено. Так бесславно окончилась моя попытка встать на лыжи - я в первые же пять минут порвала мениск.

"Че за фигня?" - сказала я тушке через год. - "Ты теперь просто обязана научится лыжам. Иначе гештальт не будет закрыт."
"Я сошла с ума", - заявила я Максу. - "Я купила два билета в Болгарию." На себя и Томаса - ужасно не люблю ездить одна.
"Ты убьешься", - сказал Макс, зная меня.
"Я не убьюсь", - заявила я, тоже зная себя.
Томаса я сдала в лыжную школу для самых начинающих, поскольку ноги в лыжах у него разъезжались, как у котенка на льду. И сама встала с ним рядом - переводить с болгарского русского на понятный ему русскоиврит, и вспоминать, вспоминать.
В школе обучали так медленно и муторно, что тушка моя немедленно вспомнила выученное пятнадцать лет назад. И на следующий день я покинула детскую группу - мне стало там смертельно скучно. Попросилась определить меня в более продвинутую группу, меня послали к инструктору Косте. "Коста, старый", сказали мне. Я внутренне поржала над именем - как-никак тезка бывшего мужа, но найти Костю среди толп разноцветных катающихся и синеньких инструкторов так и не смогла. И решила обучать себя саму, глядя на остальных - смотри, вот так они крутят попой, вот так поворачивают, вот так катаются ленточкой по склону: туда-сюда, туда-сюда. Ты ведь тоже так можешь, правда? Тормозить плугом я умела еще с детства - но у нас в Уфе были равнинные лыжи, а вовсе не горные!
Съехав несколько раз со склона для начинающих, я поняла, что все не так страшно, как кажется, и решила пойти на трассу. Самую легкую, прорисованную на карте синим цветом. Проблема оказалась в единственном - трасса эта длиной 7 км, идет вниз до самого Банско и свернуть или вернуться с нее никак нельзя.
На трассе я поняла, что кататься еще совершенно не умею, что меня несет к черту на рога, и единственный способ затормозить - это свалиться бесформенным кулем у всех на глазах. Но с горем пополам трассу я все-таки съехала. А потом еще раз съехала.
А вечером, с гостиничным вайфаем, начала гуглить принципы слалома. И на следующий день крутила попой почти совсем, как они все. И еще раз съехала. Тем временем Томас тоже начал жаловаться на убийственную скуку в лыжном классе - и я забрала его из школы, пару раз прокатила по обучающей горке, убедилась, что он хорошо тормозит - маленький, юркий, легкий, как пушинка, в отличие от меня - большого, тяжелого, неповоротливого мешка. И мы вдвоем вышли на трассу.

Самое интересное, что порванное и все еще изрядно кликающее и плохо сгибающееся колено у меня совершенно не болело. Видимо, оно заросло уже с рассчетом на лыжи. А болело второе, правое, здоровое. Это наводит на мысль...но реализовывать ее, пожалуй, не стоит.
jacklinka: (holmes)
Позавчера мы ехали вдоль небритых гор, поросших густой рыжей щетиной: местные тролли еще не пожелали расстаться с уютной осенней бородой и теперь сидят чинно-мирно и шелестят что-то по-своему, ожидая весны.
Ближе к Банско рыжие тролли сменились зелеными еловыми пыжиками; пыжики гордо утопали в лужицах снегах; наконец, лужицы разлились мелкими снежными озерами.
Я ехала и узнавала повороты и отмечала,что снегу стало больше - с прошлого-то января: значит, будет нам снег? Значит, не зря приехали?

В первый день здоровались со лежбищем Перуна, нашей гостиницей со второй попытки - в прошлом году старый проказник затопил нашу комнату, так и не пустив нас; нас переселили в соседнюю гостиницу, а к Перуну мы по вечерам приходили столоваться.

В Банско все та же приподнятая туристическая атмосфера: толпы грузно топающего лыжными ботинками народу; дымящиеся в морозном воздухе свиные туши у ресторанов; в дверях магазинов развешены пушистые шапки с глазками и ушками неописанных в википедии зверей.

Полным-полно израильтян; настолько много, что удивляемся каждому, почему-то не говорящему на иврите. В нашей гостинице на иврите говорит и вовсе каждый первый, почему-то исключая персонал. Наверное, они тоже убеждены, как когда-то индусы, что Израиль - огромная мировая держава.
У ресторанчиков надписи на смешном болгарском иврите: "сегодня в меню корова и бык".Я с усталости уже не различаю, на каком языке передо мной меню: английском, русском или иврите. Да и зачем: все равно там написано одно и то же, с поправкой на перевернутый болгарский. Перелистываю меню на греческий: там прописаны те же блюда, только со вкусом нашей прошлогодней Греции.

За ужином учимся проносить запрещенную воду - почему-то в полупансион входит ужин, но без напитков. А также тырить булки и яблоки. В этом году с нами Вика - и воровать стало намного сподручнее! У ребенка врожденный дар клептомана; в армии говорили, что у Вики вместо пилотки в погонах банан из армейской столовки. "Хотя я никогда не держала там банан", - удивлялась Вика. "Зато в штанах, на три размера больше меня, я могла унести завтрак, обед и ужин!" Я видела, как она прячет: рраз, и нету! Превзошла в ловкости рук свою непутевую мамочку.

"Мне здесь нравится", - говорит Вика. - "Потому что здесь продается мой любимый сидр!"
Это тоже у нее наследственное. Мой ребенок, что ни говори.
jacklinka: (holmes)
В Болгарии все наоборот. Не совсем все, но хотя бы что-то: надо будет проверить, правда ли они кивают на слово "нет" и утвердительно вертят головой. С авиабилетами все та же бодяга: во всем остальном мире билет "туда и обратно" стоит на порядок дешевле, чем два отдельных билета. Но только не в болгарской авиакомпании. Это у них такой тест на умение отрицательно кивать головой.

Немедленно начинаю наслаждаться языком: аэропорт - летище. "Самое естественное слово", - говорит Вика. Почему по-русски такого нет!? А международный аэропорт - враждебно летище. Прелесть, ну просто прелесть. Крохотный, почти игрушечный софийский аэропорт, выстроенный специально для врагов.
На сиденьях разложены бутыльки с минералкой. Я даю детям прочесть: "Горна баня", - читает Вика. - "Я знаю, баня - это такая ванночка!"
Вода чуть горьковатая - в этой бане уже, похоже, успели помыться.
Открываю самолетный буклет: "Усещате болка в ушите? Запушете носа, затворите устата..." Теперь я знаю: лучшее средство от боли в ушах - затворить уста.
Статья о сладостях "Изтока и Запада" - сладолед, оказывается, делали в Древней Греции: из снега, перемешав его с медом, фруктами и грецкими, разумеется, орехами. И, как израильтяне, привозящие снег с Хермона и хранящие его весь год в морозильнике, хранили зимний снег в специальных снегохранилищах.

Едем уже час мимо девятиэтажек и рыночков из нашего детства, с надписями почти на русском, но немного с ошибками - может, просто параллельная реальность? Как раз в параллельных реальностях или во сне такое и случается: написано понятно, но немного не так. И немного странно:
"Розове очила" - реклама солнечных очков;
"Автомивка" - мойка мяукающих автомобилей?
"Ауспуси" - чего-чего?
"Продам помещение 140м на кота..."
"Хлебопекарня Дедал" - о, вот это по-нашему!
jacklinka: (me2)
Странноватый контрастный креатиффчик, написанный довольно давно к одному из заданий [livejournal.com profile] text_training.

Read more... )
jacklinka: (earthlings_jam)
Хотите очередной феерической чуши? Раскрутили меня вчера. Только не ржать. А если ржать, то громко.
Это я очередное задание из [livejournal.com profile] text_training выполняю. Дано письмо, и что оно означает.
Я неделю ломала голову над этим полудетским письмецом - ничего вразумительного выжать из него было нельзя. Ну дурдом какой-то. Потом почитала ответы других наших вытворителей, подивилась тому, как они все-таки нашли что-то логичное в этой чухомундрии.
Умница [livejournal.com profile] ymkladet напомнила мне, что лиха беда начало, то бишь текст только надо начать, а дальше он уже сам, сам.
Ну и я на усталую голову усадила вчера себя пороть чушь.
Чушь вышла несколько неэтичная. Такой герой попался.

Read more... )
jacklinka: (earthlings_jam)
Сегодня, совпадая с Valentines, у нас в офисе нашествие гелиевых форм жизни.
Иду я утром по коридору, неся Священный Напиток программиста, а навстречу мне Он. Стоит, посреди коридора. Ростом с трехлетнего ребенка, сам ликом красен.
"Привет", - говорю ему. А он на меня смотрит.
Побежала за телефоном, заснять поганца. Возвращаюсь, буквально секунд десять прошло - нетути. Уже сбежал. Ищу его - может кто в комнату приютил - нема, затем обнаруживаю его в другом конце коридора, под дверью.
Стоит, пригнувшись, хвост завит колечком. И морда такая хитрая. Подслушивает.
А с потолка свисают ложноножками и прочими стрекательными псевдоподиями его сородичи. И так и лыбятся своими красными рожами.
А одного из них - своими глазами видела, выгнали из комнаты совещаний. Он снала скакал там: вниз-вверх, вниз-вверх. А потом его выставили за дверь. За плохое поведние, значит.

Подслушивает.
2017-02-14_01-47-58

Здесь главное - огнетушитель.
Хотя нет, он с ними заодно.
А они пытаются выйти через лампочку.
2017-02-14_01-47-11
jacklinka: (holmes)
Пустыня бывает разной.
Бывает непустая пустыня, где среди твердого желтого песка там и сям пробиваются мелкие тощие кустики, колючие и высушенные с рождения.
А есть пустыня пустая, где земля настолько бесплодна, что сущность ее переходит за какую-то принципиальную грань, меняя смысл и предназначение: эта земля не для рождения жизни, она здесь для чего-то другого. Чего-то еще более древнего, чем жизнь.
И эта земля, несомненно, красива.
Фотографии этой земли можно с легкостью перевести в желтый, синий, зеленый или фиолетовый спектр - ни дать ни взять инопланетный пейзаж.
Потому что здесь он и вправду инопланетный, родной, бредбериевский - красные марсианские горы, красный марсианский безжизненный песок. Сам по себе красный, сам по себе неземной - безо всяких фильтров.
А на марсианские пригорки залезают шумные туристы и деловито фотографируются, но хитрые пески мгновенно меняют окраску, не желая выставлять на фотографии свою принадлежность, свой истинный цвет.
Реальность раздваивается: глаз видит чистейший Марс, а на снимке выходит - наша Земля.
Переводишь взгляд - нет, и точно Земля, сочная бордовая терракота, как у самой старой, ископаемой керамики, и камень стекляннь стучит под ногой, шелушится - не рассыпается мягким меловым камнем, а бьется непрозрачной карминной слюдой с острыми и тонкими краями.
Целый край, от горизонта до горизонта, покрытый красными исполинскими обломками - кирпичная фабрика жизни, каменные копи всего живого, где глина еще не стала глиной, а горшок еще не принял идею горшка.
И бродя среди этих гор, понимаешь вдруг:
первый Адам был из терракотового камня, и первая Ева тоже.
И оба они были сделаны из одного ребра.

А намного позже смуглые адамы, сохранившие в себе немного терракоты, рыли здесь кротовые дыры в земле и рисовали смешные граффити на стенах: палка-палка-огуречик. Огуречик и две палки сверху - горная серна, длинношеяя нота с лапками - страус. "Представляете, это рисовали взрослые дяди", - сказала я детям. А потом заметила, что когда долго выискиваешь глазом прочерченные стилосом, но непрокрашенные рисунки на горных стенах, то, задрав голову вверх, начинаешь их выискивать и на небе. А ну как кто нарисует квадратик с колесиками - небесную колесницу? И дневные звезды, и абрисы созвездий на голубом утреннем ватмане. Ведь нарисовал же кто-то на нем луну.
Фотки... )
jacklinka: (owl)
Моя новосибирская тетя-христианка, побывав много лет назад в Эйлате, привезла оттуда такую фразу: "Смотришь на этих рыбок и понимаешь, что вот еще одно доказательство сотворенности мира."
"А почему?" - спросила я ее.
"А зачем бы природе, самой по себе, творить такую красоту?"
И каждый раз, разглядывая это яркое причудливое великолепие рыбок и прочих форм жизни, я вспоминаю эту фразу. Потому что эти смешные, будто собранные из разноцветных кусочков, раскрашенные то в полосочку, то в горошек, рыбки, выглядят подозрительно художественно. Будто собралась развеселая группа дизайнеров и стали они соревноваться: кто выдумает самую вычурную и расписную рыбу. А потом взяли все эти студенческие проекты и пустили в производство. И от этого ощущения искусственной, интеллектуально построенной, нерационально излишней вычурности совершенно невозможно отделаться. А потом, когда начинаешь изучать повадки и странности этих странных существ, отделаться невозможно тем более.

А мы бродили среди аквариумов кораллового рифа и стучались к рыбкам в окно, а рыбки разглядывали нас и думали, что у людей окрас тоже бывает очень разнообразный, но повадки у них совсем одинаковые - ходят и ходят вдоль прозрачной стены, и стучат плавниками в эту стену, а потом исчезают где-то за границей видимого мира.
А в самом большом аквариуме над нами плыли акулы, и глаза у акул были огромными, холодными и умными глазами, и зрачок у них вертикальный, как у кошек, змей и недобрых пришельцев. "Мама, посмотри, у них совершенно осмысленный взгляд, как у человека. Мне даже немного страшно", - сказала Вика.
А мы подпрыгивали, пытаясь достать руками летающих над нами скатов-стингреев, прозванных на иврите "рыба-летучая мышь", потому что они и вправду летают, машут крыльями, эти невероятные подводные птицы, и за ними тянется длинный острый жар-птичий хвост, обжигающий подводным огнем. А потом переводили взгляд на прочих тропических рыбок, и понимали, как никогда в жизни, что птицы плавают в небе, а рыбы летают в воде, и машут плавниками-крыльями, и нет никакой принципиальной разницы между синим вверху и синим внизу, и это синее отлично рифмуется вместе со всеми своими жителями, и разнится всего лишь фамилиями дизайнеров.
Одного начальника ангельского бюро звали Верхний Птиц, а другого - Нижний Рыб.
И они определенно друг у друга подсматривали.

Картинок мало... )
jacklinka: (owl)
Наутро было обманчивое солнце и почти зимний пустынный бесснежный мороз; иорданская граница с таможней, охраняемой нашими скучающими солдатиками; стратегические финиковые плантации и луковые поля вдоль границы: в случае нападения закидаем иорданцев финиковыми пулями и луковыми бомбами! Лук мы поначалу перепутали с яблоками - и немудрено, такой он был ядреный и желтенький - ни дать ни взять наливные яблочки, растущие прямо на земле, без всяких ненужных веток и стволов. Именно из такого гигантского лука испекли самые вкусные в мире луковые колечки, которые мы, две самые голодные в мире буратинки, ели на Острове Свободы - и младшей из буратинок они поменяли взгляд на все луковое.

А мы потом завернули в птичий уголок - крохотный болотный оазис, построенный специально для перелетных птиц - дюймовочкиных ласточек, летящих в Африку. И так заслушались лекцией о птичьих миграциях, что забыли обо всех тщательно выстроенных планах. А я думала о том, какая же это мощнейшая сила, влекущая птиц дважды в год перелетать половину земного шарика - опаснейший, выматывающий путь! Вот еще одна из ежедневных, обыденных земных тайн - почему, откуда? Как в птичьем тельце включается записанная программа, механизм, не менее мощный, чем механизм любви? И птицы, заколдованные этим механизмом, не могут ему противостоять - их неудержимо тянет в дорогу, точно также, как меня ежегодно тянет в дорогу эта врожденная страсть к перемене мест - все тот же перелетный механизм!
А через полгода птицы возвращаются туда, где вышли из гнезда - что их туда влечет, почему не могли остаться в Африке? И мы точно также возвращаемся в то место, которое считаем своим домом - и дело вовсе не в школе или месте работы.
И какой же мощный генетический взрыв произошел в ледниковый период, когда эта перелетная программа записалась в птичьих генах! И как в принципе возможно противостоять ей - этому гипнозу, наваждению, запечатленному в твоих основах основ? Но нет, оказывается, крупные и умные птицы способны менять, выбирать место зимовки - а значит, выход все-таки есть, и есть у нас, родимых, тоже, несмотря на все выстраивающие нас с детства программы.

А в конце лектор-птицелов выпускал окольцованных птиц на свободу - и было удивительно и трогательно смотреть на взрослого парня, извлекающего мелких певчих воробушков из холщовых мешочков и нежно, и крепко обнимающего их пальцами:"Не каждому дозволяют держать птицу. Я, например, пять лет учился, прежде чем мне позволили."
"У птиц лапки полые и поэтому их нужно держать, обнимая, но не сжимая, чтобы не сломать"
И еще: "Видите, птица чувствует, что я спокоен, и поэтому она тоже спокойна"
И: "У ласточек длинное тельце, и поэтому их можно держать в руке, как мороженое"
Окольцованное мороженое - серая пустынная ласточка выпорхнула и села на соседнее дерево. Ей явно не хотелось улетать.

А мы пошли в сувенирный магазин, где купили птичьи футболки: мне серую с жирненькой куропаткой, а Элинорке желтенькую, цыплячью с хорошенькой, похожей на снегиря, птичкой с круглым красным брюшком.
"Ханкан нуби" - называлась птичка. Мы ее немедленно окрестили "ханкан нозли" - жидким азотом.
"У этой птички довольно специфичные привычки", - сообщил нам наш лектор. "Это птица-убийца. Сама певчая, она убивает других певчих птиц и выклевывает им мозг - ее любимое лакомство. А затем самец нанизывает своих жертв на палочки и гордо вывешивает их перед самками."
"Какая милая птичка! Просто аццкий цыпленочек", - подумала я.
"И поэтому она зовется ханкан нуби - нубийский душитель"
"А я в детстве читал про нее! Она по-русски называется сорокопут жулан!" - обрадовался Макс.
Элинорка гордо несла очаровательного нубийского душителя на своей желтой цыплячьей фуболке.

Немножко фотков.... )
jacklinka: (holmes)
Вчера вечером неслись в Эйлат через всю страну, оставляя за собой конскую дорожку из невыученных уроков, незакрытых багов, незалеченных болезней, нерешенных задач, и ненайденного архитектора. Ветер веет, кони скачут, пусть развеют и наши невзгоды.

А пустынное небо отливало звездным люрексом, частым и вопиюще ярким: не пожалели на сей раз серебряной нити. И серебряные пустынные кусты, похожие на сухопутные кораллы, выплывали из непроглядной темени, а по краям пути возникали знаки: осторожно, ночные верблюды и осторожно, восклицательные знаки. Ночные восклицательные верблюды мирно паслись в своих стойлах, а дорогу перебежала крошечная, размером с кошку, серебряная пустынная лисичка с большущими ушами и роскошным хвостом.

Дитя Тардиса резво несло сквозь этот звездный коктейль пятеро шумных придурков и сто пятьдесят необходимых мешочков, и я, на переднем пассажирском сидении, радовалась, что, хоть и не могу толком поставить ноги на пол, по крайней мере, не еду, лежа плашмя под чемоданом. Вы никогда не ездили, будучи в процессе езды изнасилованы чемоданом? Должна сказать, что это неудобно. Потому что чемодан в 26 инчей и 26 кило, лежа на тебе и упираясь в тебя жесткими краями, кажется в семь раз тяжелее. Это мы так в Америке в аэропорт продвигались. Незабываемое ощущение, я скажу.
Впрочем, ехать в Эйлат, впитывая разлитый сидр штанами и прочим мягким местом, тоже удовольствие специфическое. Хотя я понимаю, что это необходимая часть приключений. И меня теперь можно звать "Жаклинка - пьяные штаны".

А в Эйлате, летом ставящем рекорды по человеческой выносливости в перманентной сухой сауне - вот уж никак не приходило в голову, что зимние куртки, взятые чисто для проформы, там действительно придется надевать, и не просто надевать - кутаться в них! Нет, это уму непостижимо - зимой, в куртках, в Эйлате! При обещанных, между прочим, +20 градусах! "Купальники мы все-таки не возьмем", - сказал Макс, и я еще сомневалась. Жаль, что мы не взяли зимние шапки!
Потому что вечером градусник показывает плюс четыре. Бог мой, в Эйлате! Это наши физики на пари раскрутили шарик, определенно. Не меньше раскрутили, чем с тем шквальным ледяным ливнем в Иерихоне, под которым мы мгновенно промокли до нитки, притом, что Иерихон - это Иудейская пустыня, и дожди обычно соизволяют посетить его разик в год, да и то скромно и скупо.

А сегодня мы спим среди марсианских красных гор, справа - эйлатские, слева - иорданские. Сумасшедшая Жаклинка и ее не менее сумасшедший цыганский табор спят не в гостинице, как все нормальные туристы, а в крошечном домике среди гор.
jacklinka: (santa)
Сегодняшее.
У нас тоже зима! Утром пришлось прогревать полностью обледеневшее лобовое стекло. Дитя Тардиса радует нарисованной дорогой со снежинками - но, похоже, снежинки существуют только в его воображении.
And more frost

Frost in Israel
jacklinka: (antique)
Сегодня утром я проспала школу. Будильник, по совместительству работающий телефоном, был аккуратно приглушен спящим пальцем, а непроснувшийся мозг ушел досматривать что-то свое, пожелавшее остаться мне неизвестным.
Мозг соизволил проснулся, только когда школьный автобус уже ушел.
Как хорошо, что это не я опаздываю в школу, заметила я, и пошла будить детей. Дети к очевидному опозданию отнеслись весьма индифферентно. "Скажите, что мама проспала", - напутствовала я их.
А сама отправилась мыть голову - опоздание в школу не отменяет чистых голов.

Так что, вместо того, чтобы сдать детей школьному автобусу, я сегодня работала таксистом.
Высадила Томаса на задах школы - ему оттуда ближе бежать, и повезла Элинорку вокруг, к главному входу.
- Ты из кибуца? - Спросил меня школьный сторож. Новый какой-то, пожилой, они в школе постоянно меняются. - Я ее там видел - показывает на Элинорку в узнаваемой ярко-розовой курточке.
- Да, - отвечаю вежливо, - мы кибуцные.
- А ты знаешь, зачем мы живем? - спрашивает.
"Ого. Очередной посланник ноосферы", - думаю, и прислушиваюсь к мокрой еще голове, холодно ей или нет.
- Знаю, - говорю, и намыливаюсь обратно в теплую машину.
- Я недавно читал книгу одного умного человека, - тем временем, не открывая ворот, продолжает сторож. - Он израильский режиссер.
Сторож назвал совершенно неизвестное мне и незапоминаемое имя.
- И он спрашивает, зачем мы живем среди всех этих проблем и страданий? - сторож широко повел рукою, охватывая небо, землю и преимущественно охраняемую им школу. - Он пишет, что мы живем, слушай: во-первых, ради женщин, - сторож недвусмысленно показал на меня, - во-вторых, ради детей, - мы с ним одновременно посмотрели на Элинор.
Сторож спохватился и начал открывать ворота.
- А, в третьих, ради мудрости.
- А, - начала я, но он не дал мне досказать.
- А еще, знаешь, что я думаю? Что, даже если в жизни не все хорошо, главное - то, что жить интересно!
- Жить всегда интересно, - соглашаюсь я.
- Вот когда смотришь фильм, если там все хорошо, то что? Правильно, скучно смотреть. - сторож развел руками. - А если там злодеи и все рушится? - Теперь сторож махал руками, изображая как конкретно все рушится, - то тогда..
- Держит в напряжении, - киваю я.
- Тогда интересно! - заключил сторож. - А где ты живешь, в Авихайле? (поселок, где расположена наша школа)
- Нет, - говорю, - я из кибуца.
И пошла к машине, досушивать голову. И думала, интересно, чего такого у меня на лбу написано, если незнакомые люди, увидев меня, начинают выдавать философию о смысле жизни?
Пусть даже такую незатейливую.
А все равно приятно.
jacklinka: (slon)
Что-то меня давно тут на пробегало. А зря, совсем ушла в реал, а это неправильно.
Давайте покажу, как мы в [livejournal.com profile] text_training играем. Развиваем чувство языка и отвязность головного мозга. Чужого языка, и чем чужее, тем лучше.
Все началось с "Игры на болгарском", когда нужно было в тексте использовать как можно больше болгарских слов из списка, не гугля предварительно их перевод.
Список слов )

У меня получился вот такой мелкий дурацкий текстик:
Read more... )

А потом принесли перевод:
Read more... )

И вот объясните мне, чего они делали, а? И причем тут индюк?!!!!
Read more... )

Продолжение следует. На очереди игра с ивритом (я вела, а [livejournal.com profile] ymkladet написала совершенно зачетный текст) и игра с немецким.
jacklinka: (santa)
Хорош, чертяка. Задолбали его уже этим Рождеством!
Хайфский  Санта-Клаус. Проживающий в доме с надписью "Дом Санта-Клауса"
DSCN6611

Read more... )
jacklinka: (santa)
"Мама, послушай, это нелогично! Мы только что видели Деда Мороза, и вот нам его дали на съедение!"
Честно говоря, мне нечего было ответить на эту сентенцию - ребенок впервые побывал на русской елке, с полагающимся Дедом Морозом, Снегурочкой и Бабой Ягой (последние - две в одной). В конце представления нам выдали шоколадного Деда Мороза почти в натуральную величину.
Дитятко попросило сохранить обертку.
И вот вчера на столе красовалось такое прекрасное художественное произведение. "Мама, это у него пупик", - объяснило дитятко. Из чего я сделала вывод, что Дед Мороз - все-таки человек. Или, по крайней мере, плацентарное и млекопитающееся.
Особенно пикантно смотрятся рыжие волосы на груди Деда Мороза (да, это именно они).
А нога намекает на участие в Параолимпийских Играх. Бег Дедов Морозов в собственных мешках.
Но ребенку я этого, конечно, не скажу.
Главное - борода и подарки, так?
2017-01-06_03-14-36
jacklinka: (holmes)
C Новым Годом вас!
Пусть в новом году мы будем максимально живыми в каждый момент времени, и живая жизнь пусть окружает нас, и пусть в этом переплетении нашей жизни и жизни окружающей будет нам счастье.
Пусть дорога будет легкой, и все пирожки будут с выигрышами.
И вообще, счастья всем даром!...

Поскольку я так и не смогла выбрать лучшее поздравление от Джесси, то будут обе фотки.
DSCN6648

DSCN6645

И наша елочка, самая красивая во всем Израиле.
elka
jacklinka: (santa)

Все кругом подводят итоги года. А я итоги года подводить не хочу. Все, что прибивало к земле - пусть останется в прошлом. Все, что над землей поднимало - возьмем с собой в Новый год. Вот так, совершенно ясно и четко.

Дальше... )

Profile

jacklinka: (Default)
jacklinka

March 2017

S M T W T F S
    1 23 4
56 7891011
12131415161718
19202122 232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 18th, 2017 10:29 am
Powered by Dreamwidth Studios